21.02.2018      387      0
 

“В случае убийства – наберите “М”. М – Мельдоний


Три версии, почему в пробах нашего керлингиста Александра Крушельницкого оказался мельдоний.

«Никто не ждал святую инквизицию». Опять плохое время для всех тех из нас, кто любит помахать флагом, сидя у телевизора. Потрясая кулаком, радуясь победам, конечно — потому что есть поводы, и в зимней Олимпиаде больше традиционно российских видов. Больше шансов на достойное выступление, как стало казаться после Сочи. Есть и другие виды спорта, тоже красивые — но слишком сложные, далекие и малопонятные. Прыжки на лыжах с трамплина у нашего человека сильных эмоций не вызывают, хотя они потрясающе красиво сняты, и однажды я смотрел их, кажется, целую зиму, потому что лень было встать с дивана и переключить канал.

И ещё всегда любил нашу женскую сборную по кёрлингу, ещё во главе с Анной Сидоровой, потому что они красивые и все время кричат и трут лёд, пока не растопят его и зрительские сердца. Да, я в курсе, что в сборной теперь другие девушки, а бронза у нас сейчас и вовсе в смешанных парах. Но, кажется, скоро ее отберут.

Все это спортивное веселье опять выходит боком. Удар пришёлся туда, где его совсем не ждали. Казалось бы, зачем в керлинге может понадобиться допинг? От чего защищать сердце мельдонием? Куда торопиться? На какой пик формы себя выводить, если важна точность, внимательность и расчет?

Но обе пробы керлингиста Александра Крушельницкого дали положительный результат, и все идет к тому, что ничего его не спасет. Как там говорится в классическом фильме у Хичкока «Dial M for murder» (кстати, о спорте — конкретно про теннис) – «В случае убийства — наберите «М». М — в смысле мельдоний. Мария Шарапова, Александр Поветкин, многие другие, теперь и Крушельницкий — все их неприятности были связаны с мельдонием. А на практике мельдоний в современном мире, по правилам WADA — это убийство. Как так вообще могло получиться?! Выражаясь аллегорически, как пиньята с марихуаной оказалась на детском празднике?

Вариант 1. Саботаж и провокация. Испортили пробы. Сразу две. Ведь если принять за рабочую версию то, что в Сочи сверлили стены лаборатории, добавляли соль в мочу и царапали пробирки, это можно делать где угодно и против кого угодно. То, что приписывали России в 2014 году, может делать сама WADA, и какие угодно спецслужбы, просто вскрывая эти злосчастные бутылочки с мочой, но уже аккуратнее, по европейски, без царапинок.

Вариант 2. Предательство. За деньги. Допинг подмешали в еду свои же. Здесь хотелось бы сказать: оставьте эти истории авторам книг о «холодной войне», но… Предать могли за деньги, предать могли и за интерес, а могли просто из зависти. К примеру, у Крушельницкого очень симпатичная жена, тоже керлингистка, тоже бронзовый призер. У них одна бронза на двоих, на семью.

Вариант 3. Мы имеем дело с бытовым идиотизмом и самонадеянностью. Пример? Вот как стероиды оказались в анализах бойца UFC Джона Джонса, самого одарённого бойца ММА нашего поколения? Вероятнее всего, и это вполне рабочая теория, кокаин его дилер разбавил дешевым креатином из Китая, а уже в нем были следы анаболических стероидов. Кокаин выветрился, а прочие примеси в анализах остались. Безумие? Да. Как и все, что происходит с российским спортом.

Что принимал Крушельницкий, он должен был записывать, в подробностях сохраняя всю историю приобретения еды, добавок, препаратов. Именно это должен был требовать от всех членов сборной наш Олимпийский комитет. Серьезно — от всех, от спортсменов, тренеров, чиновников и даже журналистов. Не исключено, что могут начать проверять и даже их. А вдруг, дадут больше информации, чем иностранные коллеги.

Доза содержания запрещенного вещества, предположительно, говорит о его регулярном приеме Крушельницким на протяжении примерно недели, и как результат — Федерация керлинга России решила придерживаться варианта «номер 2». Только одна с ним проблема — это малодоказуемо. Не пойман — не вор.

Тогда какие есть возможные ходы? Отчаянное время требует отчаянных поступков. Отрицать все уже пробовали, это не работает. Признать вину, если она есть — тоже. Если невозможно представить доказательства того, что это «подстава», и если нельзя объяснить МОК и WADA, как именно мельдоний попал в организм, то нет шансов не только оправдаться, нет даже вариантов выглядеть достойно и убедительно в своих собственных глазах.

Можно убираться из Кореи ко всем чертям. Медальный зачет для нас уже не имеет никакого значения. Отношения с МОК? Едва ли. Оставаться исключительно ради хоккея? Воспоминаний о славном советском прошлом, доказать себе, что машина времени работает, и она красная, а ты снова счастливый ребёнок? Так ведь потом выяснится, что наши хоккеисты коньки гусиным жиром смазывали. А жир — с содержанием запрещенных препаратов, и у гусей не было терапевтического заключения. Да и объясниться они тоже, наверняка, не смогут.

Источник


Переводчик

СМИ — 2