13.05.2019      263      0
 

Прихватизаторы.


Победа Трампа в противостоянии с либеральными финансистами (которая выразилась в том, что глава специальной комиссии Мюллер вынужден был признать, что никаких признаков сговора Трампа с Россией не существует) привела ко многим важным эффектам. Но сегодня я хотел бы обратить внимание на один из них — а именно на то, что российская либеральная команда, которая «крышуется» как раз либеральными финансистами, вновь оказалась в сложной ситуации.

После прихода к власти Трампа в ноябре 2016 года казалось, что вот он, прорыв, и символом проблем российских либералов стало «дело Улюкаева». Но… начала работать комиссия Мюллера, отношения США и России сильно ухудшились, контролируемый либералами Конгресс принял жестко антироссийское законодательство и российские либералы вновь подняли голову. И, как следствие, в России продолжился экономический спад. Кто-то меня спросит, а почему я так не люблю российских либералов, вроде же они за «демократию» и «свободу».

По крайней мере экономическую. Про «демократию» я ничего говорить не буду, а вот про свободу давайте порассуждаем. Дело в том, что именно российские либералы (ну, или, давайте аккуратнее, либеральная часть российской элиты), вместе со своими кураторами из администрации тогдашнего президента США Клинтона, устроили в России приватизацию. В рамках которой колоссальное количество успешных даже на мировом уровне предприятий было отдано за копейки совершенно сомнительным персонажам.

Поскольку доступ к миллиардам долларов был открыт только через конкретных статусных либералов (наиболее известным из которых был Чубайс), получили собственность не те люди, которые показали свои успехи через предпринимательство, а те, которые наиболее ловко (как у нас в народе говорят «без мыла») умели проникнуть в правильные кабинеты. И, как следствие, миллиардерами и мультимиллионерами стали люди, которые сами управлять полученными активами не умели.

А что это значит с точки зрения результатов деятельности таких «прихватизаторов»? А это значит, что они начали активно бороться со своими более успешными конкурентами (которые развивали собственный бизнес, пока прихватизаторы бегали по властным кабинетам). В том числе, путём рейдерских захватов их бизнесов. А если ещё учесть, что прихватизаторы почти всегда работали в убыток, и для компенсации этих убытков коррумпировали чиновников, чтобы не совсем законно получать бюджетные деньги, то получается совсем грустная картина.

Поскольку и коррупция, и рейдерство (то есть захват чужого бизнеса с помощью коррумпированных чиновников, в том числе из силовых органов и судей) суть последствия той модели приватизации, которую организовал Чубайс «со товарищи» под чутким присмотром Ларри Саммерса с его друзьями. Именно потому, что я не люблю коррупцию и рейдерство, я не питаю любви к прихватизаторам.

Но сейчас я очень опасаюсь, что, почувствовав реальную опасность, они начнут резко активизировать свою деятельность. Просто потому, что не исключено, что в последний раз. И вот здесь я вернусь к одному из типичных кейсов, истории ТольяттиАзота. Дело в том, что он находится под серьезной угрозой рейдерского захвата со стороны одного из видных прихватизаторов, Дмитрия Мазепина. Краткая история последнего типична для этого типа людей.

До 2002 года числился сотрудником Российского фонда федерального имущества, потом перешёл в Газпром. Оттуда был с позором изгнан за фактическое обескровливание серьёзного актива «Сибур». Средства он просто выводил на подконтрольные фирмы. Первый камень его химической империи стал АКХ «Азот», выведенный Мазепиным из «Сибура» как убыточный актив.

источник


Переводчик