11.06.2019      741      0
 

Кризис в Молдавии оказался не таким, как обычно


Президент Молдавии Игорь Додон, председатель парламента Молдавии Зинаида Гречаный и премьер-министр страны Майя Санду (слева направо) во время церемонии инаугурации нового правительства 8 июня

Молдавию опять лихорадит – в стране новый политический кризис. Однако впервые за долгое время он проходит не по линии «пророссийские силы против проевропейских». Напротив, этот кризис может стать прецедентом совместных действий России и Европы

Новые силы оказались милее прежних
Москва, Брюссель и Вашингтон вот уже многие годы оспаривают друг у друга постсоветское пространство. Запад устраивает цветные революции, Москва пытается с ними бороться – в общем, борьба идет полным ходом. Однако Молдавия стала первым примером, где Запад и Россия объединили свои усилия для наведения порядка в республике. Они вместе выступили против нового молдавского «господаря» – олигарха Владимира Плахотнюка, чье дальнейшее пребывание у власти не отвечает ни западным, ни российским интересам.

Вот уже долгое время Молдавия была, по сути, расколотым государством. С 2009 года в стране к власти пришли проевропейские силы, которые стали затягивать ее в Евросоюз и/или Румынию, а также в НАТО. Однако значительная часть населения была пророссийской – как и отколовшееся от Молдавии Приднестровье. Через какое-то время людей, недовольных действующей властью, стало больше – причем даже среди проевропейской части населения. Ведь правящие силы (во главе с главным национальным олигархом Владимиром Плахотнюком) не только развалили экономику страны, но и банально украли из банковской системы более миллиарда долларов.

В итоге правящая коалиция развалилась – но прошедшие в феврале с.г. парламентские выборы не привели к однозначному результату. В парламент, состоящий из 101 места, прошли четыре партии: пророссийские социалисты, чьим лидером является президент страны Игорь Додон (35 мандатов), правящая до того Демократическая партия Плахотнюка (30 мандатов), младоевропейцы, собравшиеся в блок АКУМ (26 мандатов), партия ШОР, которая аффилирована с Плахотнюком и которая завоевала 7 мандатов, а также трое независимых депутатов. Создать коалицию из 51 депутата в такой ситуации сразу не получилось – социалисты выступали против проевропейского курса, а младоевропейцы отказывались мараться и вступать в коалицию с «коррупционерами».

В результате страной де-факто правила прежняя власть в лице и. о. премьера Павла Филипа – креатуры Владимира Плахотнюка. Который опирался не только на парламентское меньшинство, но и на подконтрольные Плахотнюку структуры – тот же Конституционный суд.
Ни социалистов, ни младоевропейцев такой расклад не устраивал. Между ними много месяцев продолжался переговорный процесс – и вот в субботу 8 июня он завершился подписанием коалиционного соглашения между социалистами и АКУМ (у которых на пару был 61 мандат). Они тут же выбрали спикера парламента – им стала глава социалистов Зинаида Гречаный – а также нового премьера в лице лидера АКУМ Майи Санду. Обе политические силы заявили, что объединяются во имя освобождения страны от власти олигархов, и собирается вместе принять в парламенте целый пакет законов, который выведет страну из-под контроля Плахотнюка.

Безграничная Молдавия
«Потенциал для создания такой коалиции присутствовал с самого начала. Сложностей было много – и объединение вряд ли состоялось бы без внешнего участия», — говорит эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. Коалиция, как известно, была создана, в том числе, благодаря участию Москвы и Запада, подтолкнувших дружественные им силы к объединению.
И Россия, и западные страны в молдавском вопросе проявили два важных качества – прагматизм и стремление к компромиссам. По сути, и Москву, и

Брюссель Плахотнюк не устраивал. Для России он был ставленником враждебных сил, а для Брюсселя – серьезнейшей имиджевой обузой. «Все понимали, что еще 4 года его нахождения у власти превратит страну в криминальный анклав – а это никому не нужно. Опыт же общения с Плахотнюком показывал, что верить ему нельзя», — считает Владимир Брутер.
Что же касается готовности к компромиссам по Молдавии, то Россия к ним была готова уже давно. Кремль – в отличие от многих российских ура-патриотов – понимал, что не сможет полностью втянуть Молдавию в свою орбиту влияния. Мешают законы географии. «Молдавия в российских планах занимает исключительное место.

Она – единственная из западных республик Советского Союза, которая не граничит с Россией. Поэтому Москва намеренно сдерживала аппетиты пророссийских политических сил в Молдавии – прекрасно понимая, что у них самих нет достаточной политической и геоэкономической базы. Если бы Додон пришел к власти в формате “один против всех”, это не помогло бы ни российским интересам, ни самому Додону, ни Молдавии», — поясняет Владимир Брутер.
В свою очередь, часть коллективного Запада пришла к пониманию необходимости компромисса недавно – когда осознала, что не готова дальше воевать с Россией за постсоветское пространство. Это война очень дорого обходится Европе и приносит слишком мало дивидендов, а в основном лишь убытки.

Поэтому Брюссель уже начал процесс нормализации отношений с Москвой, и даже бросил первый пробный шар в виде снятия санкций в ПАСЕ. Компромисс по Молдавии может стать еще одним таким шаром – на этот раз в деле выстраивания цивилизованных правил конкуренции и взаимодействия на постсоветском пространстве.Однако сейчас этот шар нужно защитить – Владимир Плахотнюк не признал своего поражения. Через подконтрольные ему структуры он 9 июня официально распустил парламент и назначил на 6 сентября новые выборы. Конечно, Плахотнюк понимает, что не сможет выстоять против Москвы и Запада одновременно – он лишь пытается каким-то образом договориться с западными партнерами о гарантиях безопасности для себя и своих капиталов, в обмен на мирную передачу власти.

России, конечно, выгодно, чтобы они договорились. И не потому, что Москва заботится о капиталах Плахотнюка. Если коалиция начнет работу, сможет выровнять ситуацию в стране и перевести российско-европейское соперничество в ней в цивилизованные рамки – то, возможно, молдавский компромисс станет прецедентом. На основании которого Россия и Европа приступят к самой важной для них задаче на ближайшие годы – разделу влияния на Украине и выводу этой страны из состояния гражданской войны.

источник


Переводчик