16.05.2018      108      0
 

Ас-Садр – новый аятолла или ближневосточный Робин Гуд?


В Ираке прошли парламентские выборы. Изначально планировалось провести их в сентябре 2017 года, но потом сроки перенесли на полгода из-за войны с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Западные СМИ утверждают, что здесь присутствовало во многом давление США. Американцы полагают, что первые выборы в Ираке после объявленной в декабре прошлого года победы над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) могут изменить или серьезно повлиять на расстановку сил.

Напомним, что летом 2014 года джихадисты взяли под свой контроль около трети территории республики. Помимо того, Вашингтон отказался поддерживать референдум иракских курдов о независимости, что должно было продемонстрировать намерения американцев сохранить единство страны. Поддержка США демократических процедур в Ираке может в будущем спроецировано на механизмы урегулирования сирийского кризиса, так как эти Сирия и Ирак исторически связаны между собой. К тому же после того, как сменилось иракское правительство Аль-Малики, появилась идея объединить суннитов, шиитов и курдов, создав предпосылки для объединения разнородных партийных сил на патриотических чувствах, которые стали проявлять себя в ходе борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Наконец, в республике пересекаются несколько осей противостояния, которые, так или иначе, действуют на Ближнем Востоке и в мире. Так что впору говорить о наступлении некой новой фазы в регионе с акцентом на смену внутренней политической панорамы Ирака, нивелировании повышенного влияния этнических и конфессиональных общин, которые часто действуют как «государство в государстве», усилении центрального правительства в Багдаде.

Что же произошло в действительности? На 329 мест в парламенте претендовали почти 7 тысяч человек, включенные в 87 партийных списков. Изначально предполагалось, что основная борьба развернется между блоком «Наср» во главе с действующим премьером Аль-Абади и оппозиционным альянсом «Государство закона», возглавляемым вице-президентом и экс-главой правительства Аль-Малики. Среди фаворитов выделялся блок «Фатх» во главе с экс-министром транспорта и командиром одного из подразделений шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Хади аль-Амири, коалиция «Сайрун», сформированная влиятельным шиитским проповедником Муктадой ас-Садром, и союзники Аммара аль-Хакима, объединившиеся в альянсе «Хикма». Победившей коалиции предстоит сформировать кабинет министров, который будет управлять страной следующие четыре года. Но в итоге, по предварительным данным, победу (хотя и не абсолютную) одержала возглавляемая ас-Садром коалиция, которая, как утверждает «Голос Америки», является резким критиком США. На второе место вышел блок «Фатх». Альянс аль-Абади занял третье место.

Подчеркнем следующее. Ас-Садр является выходцем из уважаемого шиитского рода, носит титул «великого аятоллы». Он считается убежденным сторонником исламской теократии, подобной той, что есть в Иране. В этой связи некоторые эксперты считают, что Садр своим успехом обязан усиленному давлению на Тегеран ввиду решения президента США Дональда Трампа выйти из ядерного соглашения. Однако интрига в другом. Что будет это означать: сближение Ирана с Ираком или начало борьбы между ними за влияние в шиитском мире? Пока можно прогнозировать то, что в Багдаде окажется коалиционное правительство. Сохранить единство страны после многих лет глубокого этнического и конфессионального раскола будет по-прежнему непросто, учитывая, что Ирак остается ареной противоборства американцев и иранцев. Впрочем, на этом направлении могут быть и самые неожиданные сюрпризы.

источник


СМИ — 2