Как встарь. Репортаж Александра Можаева


Как встарь. Репортаж Александра Можаева

Ты помнишь, как все начиналось? Я еще как помню: феерическая история знакомства с пьющей замоскворецкой боярыней хронологически и территориально совпала с гибелью "России", как звучит! Я провожал ее из маросейских притонов на Пятницкую и каждый раз, проходя Москворецким мостом, мы видели, как твердыня главной советской гостиницы таяла на глазах, это был 2006 год, и понимали: московский стройкомплекс способен создать более ужасные образцы архитектурного творчества. Мы мечтали хоть рожью засадить этот несчастный пустырь, хоть соснами, хоть крапивой — только не отдавать застройщику на съеденье.

Потом, спустя шесть лет, премьер-министр Владимир Путин внезапно предложил ничего в Зарядье не строить, а просто разбить парк. Потом снова прошли годы, боярыня, говорят, с той поры троих родить успела, и вот мы дожили до действительного начала садово-парковых работ. Но краеведческая тревога не дает покоя: мы же знаем, как реализация порой отличается от конкурсных результатов, и мы не знаем, что они назовут парком, может кусты на крыше небоскреба. Итогового проекта никто не видел, а стройка гудит уже несколько месяцев.

Так вот, отрадная новость: уточненная концепция, выполненная на основе позапрошлогоднего конкурсного эскиза, будет представлена на Московском урбанистическом форуме 16 октября этого года. Будущий парк общественности презентует мэр и вся проектная команда, включающая главного архитектора Сергея Кузнецова, Мосинжпроект, представителей международного консорциума, выигравшего конкурс, Чарльза Ренфро, Мэри Маргарет Джонс и Петра Кудрявцева. О том, чем результат будет отличаться от эскиза, коротко рассказал партнер Citymakers Петр Кудрявцев.

"Мы занялись этой темой еще до объявления конкурса, со времени проекта "Друзья Зарядья". После конкурса более полутора лет ушло на подписание контракта, но мы не останавливали работу. Договор с нами был заключен 9 июня этого года, заказчиком является правительство Москвы в лице Мосинжпроекта и МАХПИ имени академика Полянского. Проект готовился под руководством бюро из Нью-Йорка Diller Scofidio + Renfro и Hargreaves Associates, совместно с еще десятком проектировщиков и консультантов из пяти стран, то есть состав консорциума остался почти неизменным.

Ведущиеся сейчас строительные работы относятся к цокольной части: разобран стилобат гостиницы и строится новый в близких к прежним габаритах, поскольку функции не вписывались в помещения прежнего стилобата. Там будет относительно небольшой, на 400 машин, паркинг, а остальное – помещения, обслуживающие очень сложный в техническом плане парк и его наземные павильоны. Изменились некоторые вертикальные отметки, где-то стало чуть выше, где-то ниже – мы корректируем проект исходя из очень многих факторов, включая коммуникации и визуально-ландшафтный анализ.

Наша основная задача сейчас — открывать виды, проявлять и создавать новые видовые площадки. Это будет Парящий мост над набережной и пара искусственных холмов – один над будущей филармонией, другой мы условно называем Новой Псковской горкой, с них будет открываться самый эффектный вид на парк, Кремль и реку.

Про сам парк: будет много интересного. Напугавшая многих история про проектируемое болото была связана с трудностями перевода: в концепции американских коллег это звучало как wetlands, то есть пойма или заливные луга. Водоем в парке будет, но довольно условный, около метра глубиной, что опять же связано с ограничениями, расположением коммуникаций и так далее. Мечта — выпустить сюда воды Неглинки, протекающей совсем рядом в подземном коллекторе, оказалась несбыточной из-за слишком глубокого его залегания.

Сейчас мы прорабатываем связи парка с прилегающими территориями. Выходы к Варварке хочется совместить с трассами утраченных древних переулков — проявить структуру прежнего Зарядья удается только таким образом. Объекты, прилегающие к парку с востока и юга (гостиницу, филармонию и нижнюю набережную), делают ТПО "Резерв", с которыми мы находимся в постоянном диалоге. Вместе мы должны проработать подземный переход под верхней, проезжей набережной так, чтобы не повредить основание Китайгородской стены. Вроде бы, получается посадить туннель в место, разрушенное советским коллектором.

Мы готовы внести изменения в проект в случае, если археологи найдут архитектурные объекты, достойные музеефикации, но пока что их улов богат преимущественно в предметном плане, и мы обсуждаем лишь вопрос музеефикации фрагмента крепостной стены. В общем, работа очень интересная и нашему консорциуму хочется как можно быстрее приступить к ее следующему этапу", — рассказал Кудрявцев.

Конец цитаты дает повод для оптимизма. Но есть и кое-что иное, о чем премьер-министр три года назад, вероятно, вообще не думал. Путин тогда лишь высказал предложение создать парковую зону. А присутствовавший при этом мэр Сергей Собянин "все же предложил устроить там концертный зал". А уже после подтянулась гостиница, поскольку встал вопрос, кто же оплатит скандальчик, и теперь за счет продажи владения 14 инвестору предполагается окупить создание парка. Ценой сделки стал последний сохранившийся квартал старого Зарядья.

От советской чистки, как известно, здесь уцелели несколько музеефицированных храмов и палат, а от жилой застройки – лишь эта пара предреволюционных домов на углу Варварки, официально входящих в охранную зону Кремля. У одного — очень качественный модерновый фасад с чугунным декором, другой — покалечен в советские годы, но сохраняет выразительную отделку внутреннего двора. Позволю себе селфи-цитату из написанного три года назад, когда Москве была обещана "новая градостроительная политика", осуждающая творческие методы лужковского стройкомплекса.

"Интересный парадокс: если бы пустырь на месте гостиницы "Россия" почему-либо существовал в начале 1990 годов, то в рамках тогдашней покаянной логики Зарядье теоретически могло бы стать предметом воссоздания, может быть весьма схематичного, стилизованного. Недаром, тема воссоздания Китайгородской стены вдоль набережной неоднократно обсуждалась еще до сноса гостиницы. Но в то же время, если бы подлинная историческая среда зарядских переулков дожила до 1990-х, значительная ее часть наверняка была бы уничтожена как не представляющий интереса хлам – точно такая же колоритная средовая застройка XIX века кварталами шла в те годы под ковш в верхней части Китай-города. Пафос политических жестов всегда оказывается важнее истинной заботы о сохранении наследия".

И вот теперь мы рискуем потерять последний остаток зарядских переулков, доживших до середины 2010 годов. Общая площадь новостроек в восточной части квартала норовит приблизиться к площади снесенной "России". Первый вариант проекта гостиницы был откровенно изуверским, с полным сносом квартала (его исполнило бюро UNK project). Потом ТПО "Резерв" выполнило более, как теперь говорят, вежливый вариант: с сохранением старых фасадов по Варварке и даже с воссозданием утраченного декора правого корпуса. Но при этом появляется 15-метровая надстройка, остекленный фасад над Китайгородской стеной, масштабное новое крыло с запада. Исключительно резкое вторжение в образ площади Варварских ворот и самой Варварки, сформированных только дореволюционными зданиями.

Церковь Георгия вновь станет матрешкой на фоне модернистского фасада, и архитектурные журналы будут писать как в добрые 60-е: "Непосредственное взаимодействие объема новой постройки с историческими памятниками улицы Разина дало довольно интересные результаты". Прощаясь с гостиницей "Россия", мы очень надеялись не возвращаться вновь к этой теме, а поди ж ты. Сколько лет прошло, сколько граблей истоптано, Марти Макфлай через неделю прибудет в 2015 год на сверкающей ДеЛориан, а здесь все то же: привет, девяностые, привет, шестидесятые.

Проект новой гостиницы также обещают представить на Урбанистическом форуме в Манеже. Вероятно, в центре внимания будет красивая картинка со стеклянным парковым фасадом, садами и фонтанами. Подозреваю, что эта врисовка с новым силуэтом Варварки останется за скобками.

Как встарь. Репортаж Александра Можаева

Источник новости www.vesti.ru

© 2017 Реальные новости