Ошибка президента


Одиннадцатая по счету пресс-конференция Владимира Путина прошла 17 декабря 2015 года в Центре международной торговли. В нынешнем году формат дал сбой. То ли успех прошлых подобных мероприятий успокоил главу государства и его помощников, то ли не было на сей раз времени хорошо подготовиться, но, отвечая на некоторые важные вопросы, президент обнаружил не вполне удовлетворительное понимание проблем.

Первым слово было предоставлено, как выразился пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, «еще одному самому опытному участнику кремлевского пула» — Александру Гамову из «Комсомольской правды». Корреспондент напомнил, что на прошлой пресс-конференции президент на вопрос, как долго мы будем выходить из столь сложной (экономической) ситуации, ответил, «что при самом плохом раскладе на это потребуется где‑то года два». Александр Гамов спросил: «Сейчас у вас настроение изменилось по поводу нашего с вами выхода из кризиса?»

«Начнем с того, что я расскажу вам старый, замшелый анекдот, — стал отвечать Владимир Путин. — Встречаются два приятеля, один другого спрашивает: «Как дела?» Тот говорит: «Как в полоску: черное — белое». — «Сейчас какая?» — «Сейчас черная». Проходит еще полгода. «Ну как дела? Знаю, в полоску. Сейчас какая?» — «Сейчас черная». — «Нет, тогда же была черная». — «Нет, выясняется, что тогда была белая». Вот у нас примерно такая ситуация». Собственно, на этом рассказ можно было и закончить. Анекдот полностью раскрыл понимание Кремлем содержательной стороны экономической политики правительства.

Но вслед за этим почти сразу прозвучало два тезиса, удивительно несочетающихся друг с другом. Первый: «Мы посчитали бюджет следующего года как раз из этой цифры — $50 за баррель. Это очень оптимистичная сегодня оценка. Сейчас сколько она уже — $38». И вдруг второй: «Статистика показывает, что российская экономика кризис в целом миновала, во всяком случае пик кризиса». Далее Владимир Путин, по его словам, «пользуясь материалами», прочитал довольно пространную справку, подготовленную, как думается, правительством, о том, «к чему мы пришли».

Елена Глушакова из РИА Новости после этого задала прямой вопрос: «Очень тревожные мысли высказал и ваш омбудсмен, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов. В частности, он сказал, что кредитная ставка Центрального банка чрезвычайно высока. Вы такие опасения разделяете? Вы поддерживаете денежно-кредитную политику Банка России? Считаете ли вы необходимым снижение процентной ставки?» В зале, как отметил сразу сам президент, раздались «бурные продолжительные аплодисменты вашему вопросу». Из чего можно сделать вывод, что Владимир Путин в курсе того, что сейчас только ленивый не обращает внимания на запредельно высокую, причем не ясно почему, процентную ставку кредитования ЦБ, душащую предприятия, бизнес и загоняющую физических заемщиков в невыносимую долговую кабалу.

Президент ответил Глушаковой и тем самым всем предприятиям, бизнесу, физическим заемщикам в том же духе: «Для начала я прямо отвечу на ваш вопрос. Я поддерживаю политику Центрального банка и правительства по обеспечению макроэкономической стабильности». Точка.

Но интереснее всего то, почему Владимир Путин считает такую политику правильной: «Второе. При всем желании понизить ставку — это нельзя делать административным путем, надо исходить из реалий нашей экономики, из ее структуры. Конечно, я часто слышу: а вот там, где‑то за бугром, там другие ставки, они более низкие. Конечно, там более низкие ставки. Так они специально это делают. Но там проблемы другие, и структура экономики совсем другая. У нас угроза инфляции, а там проблемы, возможно, дефляции, когда производитель производит, а продать не может. Вот в этом проблема».

Фото: Алексей Совертков/«Русская планета»

Видимо, экономический блок правительства вкупе с главой ЦБ просто не докладывает президенту, что проблема на самом деле в том, что у нас производитель ни производить не может, ни продать не в состоянии. И в общем-то становится понятно, что никогда и не сможет, пока у рычагов экономического и финансового управления находится нынешняя команда под идеологическим — по меньшей мере — руководством «вашего соратника Алексея Леонидовича Кудрина», — именно так охарактеризовала Елена Глушакова «лучшего министра финансов всех времен и народов».

Естественно, прозвучал вопрос, так волнующий прежде всего москвичей, — про тотальное внедрение платных парковок: «В Москве платные парковки пришли в спальные районы. В общем‑то острой необходимости в этом нет, тоже уже многие признали. Но всему автомобильному сообществу говорят то, что мы делаем, как в Европе. Но у нас уровень жизни гораздо ниже, вы и сами в начале пресс-конференции отметили, что реальные доходы населения упали». Президент опять же сослался на зарубежный опыт, что во всех мегаполисах такая ситуация и «решить проблему не удается иным способом».

«Вместе с тем такое решение приняли московские власти. Но вы должны об этом знать, — продолжил Владимир Путин, — московские власти приняли решение о том, что эти парковки и цены на них устанавливаются не просто директивным указанием мэрии Москвы, а по согласованию с муниципалитетом, с районом. И более того, депутаты муниципалитетов, районов имеют право принять решение по этому вопросу, им дано такое право». Понятно, что Владимир Владимирович давно не паркует автомобиль сам, поэтому верит столичным властям на слово, потому что доверяет. А зря. Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин тут же написал в своем Twitter, комментируя слова президента, что муниципальные депутаты не согласовывают обустройство платных парковок с жителями районов и цены на них.

Тамара Шорникова из ОТР задала, пожалуй, самый главный вопрос, ответ на который, как представляется, и является смыслом проведения подобных пресс-конференций: «Мы… в регионах своих зрителей попросили: «А давайте вы нам расскажете, какой вопрос вы сами хотите задать президенту». Самый популярный был такой: «Как прожить на пенсию или зарплату и при этом не оказаться должником по ЖКХ?» Такая сложная задача, куда в первую очередь нести свою пенсию или зарплату, чтобы расквитаться с обязательными платежами, и как потом на остатки просуществовать до следующей пенсии или зарплаты, она каждый месяц возникает у жителей маленьких городов или сел».

Владимир Путин подчеркнул, что это «один из ключевых вопросов, который беспокоит миллионы и миллионы наших людей», и, видимо, совсем не беспокоит правительство, поскольку ответ президента свелся к тому, что «эти вопросы должны решаться на уровне муниципалитетов», и признания в том, что «да, этот вопрос еще далек от решения».

Однако Владимир Путин сказал, что его устраивает правительство и в скором времени нельзя ждать кадровых перестановок в кабинете. Он видит в этом прежде всего, видимо, политические риски: «Вы знаете, за достаточно большой промежуток времени моей работы… можно было заметить, что я очень бережно отношусь… к людям и… считаю, что кадровая чехарда, как правило, конечно, не всегда, кадровые перемены являются негативными, — не нужна, она мешает. И если что‑то у кого‑то не получается, за что я тоже несу ответственность, я считаю, что здесь есть и моя вина. Поэтому никаких изменений, существенных во всяком случае, не предвидится».

Это хорошо, что глава государства «бережно относится к людям» в правительстве. Но проблема в том, что это хорошее отношение плохо сказывается на отношении правительства к людям остальным. Не хочется выяснить на следующей пресс-конференции, что и год 2015-й был белой полосой в нашей жизни.

Далее в рубрике Иранская карта ПутинаЧто обсуждал с президентом РФ иранский генерал Касем Сулеймани

This entry passed through the Full-Text RSS service — if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Источник

© 2017 Реальные новости
Creampie
Blowjob
Blowjob
Blowjob
Orgy
Blowjob
Threesome
Threesome
Blowjob
Creampie
Anal