В поисках наличности для бывших олигархов


Аресты государственного имущества РФ сразу в нескольких странах ЕС взорвались сенсационной бомбой в международном информационном пространстве.

В поисках наличности для бывших олигархов
Бельгийские, французские, австрийские приставы синхронно приступили к изъятию российских активов в интересах бывших акционеров компании ЮКОС. Их американские и английские коллеги (приставов, не акционеров) готовятся к аналогичным мерам. Запестрели термины «арбитраж», «третейский суд», «иммунитет» и «претензии». Пропорционально разбавленные «конфискациями», «штрафами» и «материальными компенсациями» в самых причудливых сочетаниях. Девятый вал апокалипсических прогнозов накрыл медиа-среду, взбудоражил экспертное сообщество и озадачил широкие слои населения.

Для понимания сути судебно-имущественных претензий бывшей корпорации к нынешней России, как и перспектив их воплощения, следует разграничить сенсацию на составные части.

Сама нефтедобывающая компания фактически прекратила деятельность еще в 2003 году, процедура ее банкротства завершена в 2007. Правопреемником частного ЮКОСа стала государственная «Роснефть», унаследовав как добывающие активы, так и все обязательства с пассивами. Отношения менеджмента двух компаний друг к другу характеризуются стойкой неприязнью и глубоким неодобрением, по сути – слегка закамуфлированной ненавистью. Однако внутрикорпоративные долги между «Роснефтью» и ЮКОСом давно урегулированы, причем полюбовно и во внесудебном порядке. Стороны отказались от завышенных претензий и достигли финансового компромисса. Но разве на таком – действительно взаимовыгодном решении – наживешь политический капиталец?!

Нынешняя шумиха связана с исполнением решения Европейского суда по правам человека. Вынесенного ровно год назад в интересах всех миноритарных акционеров компании, то есть примерно 50.000 человек. В постановлении ЕСПЧ от 18 июня 2014 года сказано о необходимости взыскать с России 1.9 млрд. $ в пользу десятков тысяч людей. По причине завышенного налогообложения ЮКОСа и выкупа государством его активов по заниженной цене. По мнению ЕСПЧ, «крупного эксперта» во всех областях экономическо-финансовой деятельности на континенте и за его пределами. Причем предполагается, что Россия сама, в добровольном порядке, перечислит означенную сумму на специальные счета бывших акционеров. А перед этим их найдет (все 50.000 человек!), достоверно установит личности либо наследников, убедится в аутентичности всех сведений и документов, разберется во внутренних правовых коллизиях, составит реестр получателей денег и предоставит график погашения долгов. Других методик выполнения вердиктов Европейского суда по правам человека не существует.

Поэтому российская сторона объявила решение ЕСПЧ иррациональным и заявила о невозможности и нежелании его исполнять. Именно в такой последовательности – невозможность предваряет нежелание. Миноритарные акционеры ЮКОС не обращались в высокий Европейский суд с требованием материальных компенсаций. На бытовом уровне очевидно, что от 10-15 тыс. $ ни один здравомыслящий человек не откажется. Да, в среднем получается 38.000 $ на каждого акционера, но более половины средств будет потрачено на судебно-исполнительные издержки, бюрократическо-розыскные расходы и осядет на адвокатских счетах.

Однако юриспруденция не принимает во внимание аргументов вида «Всем и так все понятно: дэньги давай, давай дэньги!». Официальных обращений от 50.000 акционеров в ЕСПЧ не было – стало быть, и удовлетворения несуществующих претензий быть не может. Важно понять, что сама процедура принудительного отчуждения 1.9 млрд. $ в судебной теории и практике ЕСПЧ отсутствует. Как выявить и конфисковать безупречно-правовым образом ликвидную собственность, как распродавать активы, кто будет нести за это ответственность, как делить добытые средства, на какую деревню дедушке высылать конфискационные выплаты – непонятно. Никто этим всерьез заниматься не будет.
Действия бельгийских и французских приставов – чистый пиар по поводу Петербургского экономического форума, попытка досадить и сбить инвестиционный настрой, создать фон решению о продлении санкций ЕС в российский адрес. Заявка на масштабную провокацию с целью добиться резкой и непродуманной реакции от властей РФ. Большинство арестов уже через два дня тихо сняты. Их общая сумма составила… около 100.000 евро. То есть 0.006 % от суммы штрафного вердикта.

Если государство отказывается выполнять штрафные постановления ЕСПЧ – ему в целом и отдельным властным представителям в отдельности можно грозить пальчиком, можно выносить новые постановления, можно брюзжать и нервировать, можно создавать информационные поводы и оттачивать собственный имидж борца за справедливость. В самом худшем случае допустимо исключение неплательщика из Совета Европы (и тем самым полное исчезновение рычагов воздействия на означенного должника). Ситуация с 1.9 млрд. $ перейдет в длительное разбирательство и затянется на долгие годы. Со спорадическими «вбросами» об арестах парусных судов или древних статуэток. Имитация активности с мизерным материальным эффектом, а чаще и вовсе без него. Исключать РФ из Совета Европы невыгодно самой Европе. Не говоря уж о том, что никаких осязаемых приобретений от конфронтации с Россией не получит ни ЕС, ни любая из его составных частей.

Третий уровень проблемы, самый серьезный – решение третейского суда нидерландского города Гаага о выплате РФ колоссальной суммы 50 млрд. $ крупнейшим акционерам ЮКОС. Отдельно прекрасный момент связан с тем, что десять олигархических акционеров заслужили 50 миллиардов $, а 50 тысяч акционеров обыкновенных – выходное пособие в тысячи раз меньше. Наглядный пример свободы, равенства и братства, европейская Фемида зряче и наотмашь машет отточенным мечом.

Следует признать, что само участие России в гаагском разбирательстве было ошибочным, да еще и проводилось из рук вон плохо. Выбор адвокатских контор, их сомнительная квалификация, вредительские странности при разбирательстве дела по существу – печальная тема для размышлений, со всеми признаками коррупционного предательства национальных интересов. Решение суда – болезненный удар, но не фатальный. Как для бюджета РФ и благосостояния россиян, так и для бизнес-интересов нашего государства и частных компаний.

Россия не признает юридической сути решения гаагского суда и исключает любые выплаты по этому делу. Такова официальная позиция правительства, озвученная министром экономического развития А. Улюкаевым. От погашения претензий по решению ЕСПЧ решено воздержаться в том числе и для того, чтобы не создавать прецедентов по иску на 50 млрд. $. Что дальше?

Конфискации по гаагскому делу действительно возможны. Особенно с учетом скверных отношений РФ с западными странами и юридических оснований для подобных конфискаций. Более того – на совершенно фантастическую сумму в 50 млрд. $ дополнительно начисляются проценты, 2.6 млн. $ в день. То есть каждый год она возрастает почти на миллиард долларов. И полностью переходит в категорию бесплодных финансовых надежд.

Слишком высока сумма претензий. При этом практически все государственные зарубежные активы РФ оцениваются в 3-4 млрд. $ Причем большинство из них обладает дипломатическим иммунитетом, остальные требуется долго и нудно разыскивать. После чего изымать, судиться, побеждать, продавать и высылать всю сумму – добытую тяжким трудом, ценой масштабной конфронтации с Россией! – десятку «обездоленных» толстосумов, чужих и чуждых Западу. И это описание наиболее успешного для истцов сценария получения судебной прибыли.

На деле процессы будут тянуться годами и десятилетиями. Потребуют больших (точнее, очень больших) финансовых издержек. Настолько солидных, что текущие расходы многократно превзойдут конфискационный эффект. Скажем, лет через пять сумма иска достигнет 54-55 млрд. $. А взыскать удастся миллионов 10 или 15 – пусть под всполохами фотокамер и с полным вниманием независимых СМИ. Рано или поздно материальная ничтожность скандала возьмет верх над застарелой враждой и стремлением медийно покрасоваться. Практическая стоимость всех юридических телодвижений будет не обогащать, а разорять истцов-победителей. Именно поэтому было достигнуто соглашение по внутрикорпоративным долгам между управленцами «Роснефти» и ЮКОСа. Пиар в банк не положишь, скандал на хлеб не намажешь, сенсацию в яхту не трансформируешь…

В итоге лучшие юридические фирмы обеспечат себя высокооплачиваемой работой на несколько лет вперед. После чего умопомрачительный долг в 50 млрд. $ будет продан за несколько процентов от своего номинала. А скорее – долей одного процента. Возможно, покупателем выступит некая дружественная международная коллекторская структура, далее спор будет улажен без публичной истерики. Но до того времени произойдет немало конфискационных угроз, судебных заседаний и громких пресс-конференций. Так что журналистское сообщество, наряду с адвокатским, может записать все дела бывшей нефтедобывающей корпорации в свой долгоиграющий актив.

Тарелочка с голубой каемочкой для вожделенных миллиардов – продукт художественного вымысла прошлого и предмет для политиканства в настоящем.

Источник

© 2017 Реальные новости