Потерянный мир


Время передать человечество в хорошие руки

Мрачные, даже где-то апокалиптичные предсказания Евгения Сатановского («Сценарий 2040. Каким станет мир через поколение») нам все же милее и дороже (во всяком случае они ближе к реалиям), чем слова «продвинутых» глашатаев свободы и демократии во всем мире, которых якобы только и не хватает для полного и всеобщего счастья. Как говорится, «предупрежден – и на том спасибо». Евгений Сатановский прав: 2040 год – это совсем близко, инерция мирового развития все же велика, а авианосцу по имени «Человечество» может просто технически, психологически не хватить предстоящих лет для смены курса.

Как-то у Г. Киссинджера спросили, как ему удалось при самых разных руководителях, эпохах, коллизиях оставаться в «топе» мировой аналитики, быть у стольких многих чуть ли не главным если не советником, то советчиком. Ответ был в том духе, что все шло, как и должно было идти, одно вытекало из другого, а мне лично не пришлось особо меняться и менять свои взгляды. Да, отчасти это кокетство, жеманность мэтра, но с другой стороны…

Так могут ли за это время произойти какие-либо качественные изменения в существовании и сознании человечества или все же это прежде всего «количество», а потому можно обойтись экстраполяцией сегодняшних разрушительных тенденций? Судя по тому, что пишет автор, скорее второе: будет, как сегодня, только намного хуже. С одной стороны, уже это «хорошо». Негативные изменения на планете не приведут к закрытию «проекта Земля», не будет ни глобальной ядерной войны, ни «всемирного потопа» или иного вселенского катаклизма (в сравнении с его последствиями ядерная война – это толкотня на школьной перемене), в ином случае Евгению Сатановскому было бы не о чем печаловаться. С другой стороны, автор не верит в то, что природа человечества, психология его поведения способны на глобальный позитивный перелом. А потому оно обречено пусть не на разовую самоликвидацию, но на неизбежное увядание и исчезновение. Не через 25 лет, но неотвратимо, сомнамбулически двигаясь к пропасти глобальной катастрофы, несмотря на все предсказания сверху и снизу, на знамения. Так и не удосужась заглянуть в эту пропасть, чтобы в ужасе отпрянуть – и «перестроиться».

Мы со своей стороны полагаем, что человечество обучаемо и самообучаемо. И оно через пробы и трагические ошибки все же «пойдет другим путем». Прежде всего мы действительно живем в «особый период». В истории человечества есть времена, монотонно растянутые, рутинные, а есть взрывные, когда спрессованы, сжаты в тугую пружину пространство и время – и это эпохи «больших перемен». Не будем глубоко разбирать причины, мы тоже «телеграфны», как и Е. Сатановский, но наша эпоха именно такая. Резкая смена технологических укладов, убыстрение научно-технического, в том числе военно-технического прогресса, развал «биполярки» в сфере международной безопасности, взаимное разочарование в итогах холодной войны и напрасных попытках построения однополярного мира в предложенном либерально-западном варианте (а потому позывы к контрглобализации, в том числе исламистской). Кроме того, это, безусловно, процессы глобализации, сжатия (shrinkage), аннигиляции пространства, резкий рост транспортно-информационной доступности, взаимодействий всякого рода с новыми возможностями и резко возросшими угрозами, а также, подчеркнем это особо, резким сужением условий для несогласованной, «самостийной» политики на международной арене.

Сегодня человеческий потенциал не улучшается, его деградация ощутима, если не мерить его только рыночно-технологическим измерением. И прав был А. Эйнштейн – мы обладаем технологиями, в том числе военными, следующего века при средневековой ментальности. А гуманизм (как и псевдогуманизм) все более соседствует с варваризацией, существует параллельно с ней. Важный фактор нынешнего исторического отрезка и переходного миропорядка – глобальный системный, не только финансово-экономический кризис, влияющий на все стороны жизни, в том числе на международную безопасность. Он будет долгим, изнуряющим, выходы из него могут быть самые разные. Через конфронтацию и милитаризацию со скатыванием через каскад региональных конфликтов к большой войне. А может оказаться и катарсисом, моментом истины, поводом задуматься и понять, что прежние методы хозяйствования, потребления, существования, отношения к природе и ресурсам, ведения дел на международной арене бесперспективны, угрожающе тупиковы.

И, наконец, вхождение мира в Эру Водолея, между прочим, в эпоху России. А это по большому счету «эра милосердия», роста роли морально-нравственных ценностей, общепланетарного сознания, и звезды в отличие от людей «не врут». Есть много еще чего с конспирологией и без, но и сказанного вполне достаточно: наше время уникально, взрывоопасно, судьбоносно, здесь просто количественными изменениями не обойтись. Мы накануне резкого перелома в судьбе человечества: или-или. Или этот перелом будет «концом истории», или оно настроится на качественно новый, позитивный смысл существования со значительными шансами на выживание, «спасение».

«Пятерка», «семерка», хаос

Сегодня одна из главных проблем – как-то нежданно и нежеланно происшедшее нарушение взаимодействия, «слом концерта» между ведущими странами на международной арене. Притом что государства и межгосударственные объединения, несмотря на бурный рост роли негосударственных, трансгосударственных структур, глобальных ТНК и т. д., в обозримой перспективе останутся главными кирпичами, несущими элементами в системе глобальной и региональной безопасности. В случае антироссийских санкций кто-то уповал на бизнес – он не позволит. И где этот бизнес? Провал в отношениях сверхдержав, в частности, вызван отмеченными выше кризисными явлениями: каждый старается играть за себя, мобилизует партнерства через поиск врагов, очередных «империй зла». Но, на наш взгляд, это все же скорее издержки (преодолимые) переходного миропорядка и связанных с ним иллюзий, угроз и вызовов. Это не генеральная тенденция, не навсегда. Так, мы полагаем, что довольно скоро даже те, кто сегодня в первых рядах критиков Москвы за ее «неправильное вставание с колен», поймут – нелюбимую и непокорную Россию необходимо срочно «восстановить в правах» в целях обеспечения глобальных равновесия, безопасности и стабильности.

Потерянный мирМы считаем, что в перспективе по мере осознания общих проблем и своих интересов (Россия действительно знает их? А США?), возможностей, ограничителей после неразберихи на старте гонки в направлении нового мирового порядка поведение сверхдержав будет куда более вменяемым, предсказуемым. А также взаимоприемлемым и согласованным и, что самое главное, – ответственным. Это касается перспектив ракетно-ядерного армагеддона, поведения в региональных конфликтах, отношения к терроризму, военным поставкам, попыткам разрушения традиционных зон влияния, «жизненных интересов». Это относится и к осознанию общепланетарных проблем, необходимости парирования разного рода общих угроз и вызовов. Мы полагаем, что «разброд и шатания» в ряде регионов, в том числе на бывшей геостратегической периферии, рост напряженности и конфликтности – во многом как раз следствие их «бесхозности» на обломках биполярного мира или, наоборот, их тесной вовлеченности в выяснение сверхдержавами отношений между собой. Где периферийные силы выступают в качестве младших партнеров и передовых отрядов.

Сегодня происходит мучительно трудное нащупывание контуров миропорядка будущего – устойчивого, надежного, долговременного. Очень многое зависит здесь от США, позиционирующих себя в качестве глобального лидера. Эйфория победы в холодной войне, нереализованный инстинкт охотника, преследующего раненую жертву, неспособность (что было ясно изначально) установить однополярный миропорядок во главе с самими собою сегодня очень давят на Вашингтон, делают ее политику сумбурной, мелочно мстительной. А ведь нельзя быть «Градом на Холме» в окружении хаоса, кстати, все менее управляемого, и чувствовать себя в безопасности, тем более в условиях глобально взаимозависимой экономики. Глобализация сегодня не домашняя игрушка США, и в Вашингтоне это никак не хотят понять. Тот же Г. Киссинджер предупреждал: лидировать не значит доминировать.

Короче, не только США, но и другим ведущим мировым державам, делящимся сегодня на «семерки» и «пятерки», необходимо серьезно задуматься о своей персональной и коллективной ответственности за судьбы мира, а также за выработку правил поведения для новых времен и условий. Мы полагаем, что от подлинной, а не бутафорской «перезагрузки» отношений великих держав непосредственно зависят и многие другие проблемы мироустройства будущего и выживания человечества. Например, в уже упомянутой области поставок дестабилизирующих вооружений в зоны региональных конфликтов, в «плохие» руки или способные стать таковыми.

Важный возможный аспект совместной политики – проблема демографии. Так, совершенно очевидно, что региональные конфликты, в которых тем или иным образом участвуют внешние силы, сегодня являются спусковым крючком для массовых миграций, перемешивания населения, роста напряженности.

Сегодня демография – серьезный дестабилизатор, как говорят, бомба под будущее человечества. В условиях резкого роста населения мира, производительности труда, роботизации человек уже теряет роль не только производителя, но и «ликвидного» потребителя – он вообще избыточен. Что становится козырной картой неомальтузианцев, ищущих возможности «утилизировать лишнее население». Однако если это вооруженный конфликт, то каждый погибший генерирует шлейф беженцев – и это «невыгодно». Короче, если уже в ближайшее время не будет выработана эффективная комплексная политика в данной области (безусловно, не противоречащая принципам подлинного гуманизма и здравого смысла), то эта и без того перегретая колба с броуновским движением «масс» просто взорвется.


Свобода или жизнь

Военная мощь сегодня, безусловно, играет очень существенную, а в условиях переходного миропорядка, турбулентного, полного угроз и неопределенностей, – приоритетную роль. Впрочем, не стоит абсолютизировать военную мощь как главного «доктора» текущих «болячек» переходного и тем более нового мирового порядка, хотя ее страхующие функции несомненны, особенно в критических ситуациях. Нужны и другие опоры совокупной мощи, направления и факторы взаимодействия на международной арене, в том числе и сдерживания, помимо угрозы применения силы и тем более конфронтации. Это в полной мере относится к России. Ее военная мощь должна быть достаточной, чтобы не только парировать, но и предотвращать вероятные угрозы во всем их спектре. Опираясь в числе прочего и на возможности коалиционного взаимодействия. При этом, памятуя о проблеме «пушек и масла» в судьбе СССР, необходимо осуществлять военные расходы крайне экономно, эффективно, таргетированно. Нужно также помнить, что современный высокотехнологичный оборонный и оборонно-промышленный потенциал невозможно создать без развитой общеэкономической базы, высокой технической культуры, инновационного партнерства на международной арене.

Серьезный ограничитель для использования военной силы в качестве инструмента политики в области обеспечения международной и национальной безопасности сегодня и завтра – современное оружие слишком дорого, не только в малосерийном производстве, но прежде всего в разработке, эксплуатации. Кроме того, оно зачастую неизбирательно в применении, «антигуманно» (что важно в нашем псевдогуманном мире). «Оборонка» во всем мире – уже не прежний монополист на инновационное развитие. Впрочем, «милитаризацию» все так же будут использовать в качестве локомотива преодоления кризисных явлений, однако не всегда успешно, в том числе по отмеченным выше причинам. С учетом боевых возможностей современного оружия разрушить можно все. Но, как говорил апостол Павел, все мне можно, да все ли надобно. Да и вообще смысл современной войны (в широком понимании, не только как «пиф-паф») – не просто разрушить, а переподчинить, причем без лишнего политического шума. Практика последних военных конфликтов, если это не разовая полицейская акция, как правило, показывает свою явно недостаточную эффективность и чрезмерную затратность. Уточним: особенно в условиях глобализации, взаимозависимости развития и потерь от его нарушения. Таким образом, «большие» войны сегодня, тем более завтра, дороги и неэффективны, особенно с учетом роста сферы применения мягкой и умной силы. Подчеркнем, однако, что на первый взгляд избыточные военные приготовления осуществляются как раз для того, чтобы НЕ ВОЕВАТЬ.

При этом все большую угрозу международной безопасности по масштабам, вооруженности, вовлеченности, возможностям горизонтальной и вертикальной эскалации представляют региональные и локальные конфликты. С учетом того, что сегодня в них все больше участвуют мощные негосударственные вооруженные структуры. Сегодня мы наблюдаем буквально взлет (или ренессанс) транснациональных внесистемных и антисистемных сил и структур, делающих попытки в смутное время переформатировать геополитическую обстановку в своих интересах, сводить старые счеты, выдвигать новые требования. Причем они не появляются «вдруг и ниоткуда», через «самоорганизацию масс». Как правило, они имеют серьезную внешнюю поддержку и подпитку – военно-техническую, финансово-экономическую – со стороны влиятельных внешних игроков, использующих такие силы для решения геополитических задач, не думая на свою беду о долгосрочных последствиях. И в отношении подобной практики неизбежна очень серьезная перестройка подходов, взглядов. Тем более что данные явления и процессы хотя бы отчасти с учетом информационной проницаемости и кибервозможностей современного мира можно и нужно отслеживать, плотно контролировать, но опять же если в этом кто-то заинтересован.

Вот реакция З. Бжезинского на вопрос, понимали ли на Западе, оснащая в Афганистане борцов с «шурави», взращивая их, что все это рано или поздно сыграет именно против Запада. Понимали, но тогда нам было важнее досадить «Советам» и в итоге их развалить, что мы и сделали. Сегодня спрашивается, стоило ли нарушать геополитическое равновесие именно таким образом, не думая о последствиях не только для СССР/России, но и для всей конструкции международной безопасности. Возможно, правы те, кто считает ахиллесовой пятой западных спецслужб вовсе не только слабую работу «на земле», а в первую очередь недостатки в аналитике, стратегическом прогнозировании. И все же мы полагаем, что мир осознает универсальный характер данного типа угроз, когда у каждого свои «террористы» и свои «борцы за свободу» (и этот «хвост» все более бесцеремонно виляет «собакой»). Возможно, это произойдет после очень резонансного даже по сравнению с «событиями 9/11» дестабилизирующего теракта с применением неконвенциональных средств.

Мы отнюдь не считаем так называемую многополярность панацеей от всех бед, ключом к стабильному миропорядку, если она будет только системой сдержек и противовесов. Это возможно, но только на короткий отрезок времени, не более чем в качестве передышки для накопления новых сил, стирания исторической памяти и в ожидании повода для схватки на очередном витке. Заметим, при гораздо более высокой не просто вооруженности, но обладании качественно иным набором средств борьбы, в которой не будет не только победителей, но и побежденных. Мир будущего, если он претендует на жизнеспособность, должен стать вовсе не однополярным, унифицированным или плоско-одноментальным, но взаимоприемлемым для его обитателей, с набором общих базовых ценностей, надежных страхующих механизмов в сфере безопасности, пусть и при сохранении национальных и региональных интересов, различий, даже противоречий.

В целом же новый миропорядок, на наш взгляд, требует и новой идеологии – идеологии выживания. Очевидно, что ею не может быть примитивный либерал-консумеризм, это потрепанное знамя предыдущей эпохи – по политическим, экономическим, морально-психологическим, даже техническим причинам. Идеология безудержного и расширенного производства и потребления (buy!), а именно на этом базируется нынешнее мировоззрение, просто не сработает в мире будущего. Так, если в условиях стремительного сокращения ресурсов и роста народонаселения мир стремился бы к евро-атлантическому уровню экономического развития, то этих ресурсов хватило бы только на регион Южной Азии с прилегающими территориями. Идеология глобального мира будущего не может не быть общепланетарной, но вовсе не в интересах ТНК и всякого рода набивших оскомину «мировых правительств», хотя качественное и справедливое надгосударственное регулирование будет все более востребовано. Впрочем, скажите сегодня про общепланетарное мышление, задачи самоограничения человечества тем, кто каждый день бьется за это самое выживание, «всему миру голодных и рабов», они вас очень поймут…

Идеология будущего – не просто «бережливое» развитие, но и гармонизация мира, в ином случае рост нестабильности поставит крест на развитии, не говоря уже об иных последствиях, в том числе в области безопасности, международной и внутристрановой: это отнюдь не будут изолированные события в одной взятой стране. Мир будущего, претендующий на выживание, наверняка станет более целостным, взаимозависимым, «аскетичным», регулируемым, даже «прозрачным». Не случайно в мире все более популярен тезис «свобода в обмен на безопасность». Так что в своих разоблачениях Э. Сноуден ничем особо не удивил. Хотя мировое сообщество все еще лицемерно вздыхает по «свободам» и «приватности», одновременно выворачивая себя наизнанку модой на самые откровенные селфи. При этом мир будущего станет во многом и более консервативным, традиционным. Не исключено, что возникнет потребность в интегральной религии, сочетающей требования, догматы и традиции прошлого и достижения, представления современных науки и жизни. Хотя бы в том, что принцип «минимума энергии» универсален, а «максимума прибыли-удовольствия» эфемерен и преходящ.

Таким образом, развитие человечества закономерно и неизбежно диктует свои правила игры для уже совсем близкого будущего. «Шарик» слишком мал и тесен для нескоординированного поведения назло друг другу, «неконтролируемых свобод», будь то на личном, общественном или межгосударственном уровнях. Дробление глобального мира, регионализация, изоляционизм, строительство барьеров лишь временная мера на случай чрезвычайного или догоняющего развития. Если осознаем данную ситуацию, будем готовы адаптировать к ней интересы и даже принципы, выработаем новые правила игры, сможем и пожелаем по ним жить – «спасемся».

В заключение хотим отчасти «успокоить» Евгения Яновича. Описанный им Мир-2040 вполне может и не состояться. И в определенных обстоятельствах при сохранении и усугублении текущих тенденций и поведенческих императивов пойти вразнос раньше, чем достигнет предложенных Е. Сатановским свойств и параметров. Если уже в ближайшее время не будут предприняты соответствующие шаги, не будет дан внятный сигнал «Граду и Миру» со стороны ответственных и вменяемых сил или считающих себя таковыми.
Источник

© 2017 Реальные новости
Creampie
Blowjob
Blowjob
Blowjob
Orgy
Blowjob
Threesome
Threesome
Blowjob
Creampie
Anal