Перестройка. Как дефицит победил Горбачева и его хождения в народ


Нового генсека ЦК КПСС от предшественников отличало умение выступать без бумажки, а его супруга Раиса Максимовна была примером для других женщин. Однако люди продолжали стоять в очередях.

Гласность — перестройка — ускорение. Эти лозунги пришли в СССР 30 лет назад вместе с новым генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Люди еще не понимали, что происходит, но ветер перемен уже витал в воздухе. Все началось с того, когда Горбачев остановил машину и вышел на улицу к народу. До него генеральные секретари так не поступали.

Молодой, энергичный Михаил Горбачев сразу завоевал симпатии граждан страны. В отличие от своих предшественников, он мог легко выступать без бумажки. Но когда генеральный секретарь стал выходить вот так просто к народу и общаться на интересующие людей темы, отвечать на их вопросы, это вызвало настоящий фурор.

15 мая 1985 года новый генеральный секретарь ЦК КПСС, подъезжая к углу Невского проспекта и Лиговки в Ленинграде, вдруг остановил кортеж, открыл дверь машины и вышел на тротуар. Его тут же обступила толпа, чем вызвала предынфарктное состояние у охраны. А люди не могли поверить своим глазам — перед ними живой генеральный секретарь! Это показали по Центральному телевидению, и о новом руководителе узнала вся страна.
«Как говорят: что произведем, то и будем делить. Поэтому давайте двигать сильнее страну, экономику. Будем двигать экономику, будет крепка оборона, и будем продолжать рост материального благосостояния, жилье строить, все будем делать. Держитесь ближе к народу! Мы никогда Вас не подведем! Ну куда уж ближе?!»

Действительно, ближе было некуда. Появление генерального секретаря не на трибуне мавзолея, а на улице было за гранью понимания советского человека. Не меньшее изумление вызвало и появление жены Михаила Горбачева Раисы Максимовны, говорит бывший президент Республики Ингушетия Руслан Аушев.

Руслан Аушев бывший президент Ингушетии
«Я в те годы учился в академии, и за эти три года мы похоронили трех генсеков, и такая усталость была от этих стариков — и вдруг появляется молодой 50-летний лидер, генсек. Его выход, разговоры, попытка убедить людей вызывали симпатию. Это было вообще за гранью понимания! Он мог остановить машину, выйти и пообщаться с людьми. Супругов мы ж не видели никогда ни генсеков, ни членов правительства. Раиса Максимовна приятно помогала и приятно стояла рядом с президентом. Это же для советской женщины тоже было хорошее подспорье — хотя бы видеть, как надо выглядеть».
Тогда в СССР появилось выражение «первая леди». Его, правда, произносили в кулуарах. Официально это была жена генсека. Там же в кулуарах придумывали различные частушки и поговорки. Но все это было как-то по-доброму, вспоминает то время обозреватель Гостелерадио Владимир Кондратьев.

Владимир Кондратьев обозреватель Гостелерадио
«Горбачев едет на нефтяные прииски куда-то на север, а вместе с ним Раиса Максимовна в шикарной шубе. Народ, конечно, шушукался: ну как же так, разве можно. Но, тем не менее, одобрительно. Я вспоминаю, одобрительно. Хотя такие частушки пели: по Рублевке мчится тройка — Мишка, Райка, перестройка. Такого типа. Так беззлобно, по-хорошему».
Но не только живое общение Михаила Горбачева с трудящимися и появление в стране «первой леди» так приятно удивляло и радовало людей. Была отменена цензура на западную культуру, разрешили выступать рок-музыкантам, начали печатать ранее запрещенных русских литераторов. Люди стояли в очередях, чтобы купить журнал с опубликованными воспоминаниями или стихами, рассказывает главный редактор, издатель «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова.

Ирина Прохорова издатель
«Вдруг стали появляться какие-то интересные вещи, такие, как лекции про НЭП в политехническом, я помню, чуть-чуть начала меняться риторика не телевидении. Начали постепенно публиковаться, очень аккуратно, запрещенные поэты. Кажется, это был 86-й или 87-й год, когда в «Огоньке» напечатали «Африканский дневник» Гумилева. Я помню, что народ бежал и в очереди стоял в киоск покупать «Огонёк». Для советских людей, привыкших читать между строк и ловить любые намеки на живую жизнь, сами эти жесты были значимы и ощущения этих перемен. Потом это пошло по нарастающей».
Однако справедливости ради надо сказать, что очереди стояли не только за «Огоньком», но и за колбасой. Дефицит появился задолго до прихода нового генсека. И при всем желании Михаилу Горбачеву не удалось его победить, говорит председатель Наблюдательного совета ВТБ, а в 85-ом доцент экономического факультета МГУ Сергей Дубинин.

Сергей Дубинин председатель Наблюдательного совета ВТБ
«Бесконечное число очередей, которые отстаивали или мы сами, или наши жены, или наши родители. Вот эта усталость от этого маразма, она, в общем, была, по-моему, главным ощущением накануне прихода Михаила Сергеевича на свои высокие посты. Когда человек начал об этом вообще как-то говорить и говорить без бумажки, это стало для нас некой надеждой, что на самом деле можно что-то еще постараться исправить. К сожалению, склероз не столько у людей, сколько в самой политической системе, просто не позволил, с моей точки зрения, Горбачеву осуществить что-либо похожее на китайский переход».
Восхищение хождением генерального секретаря в народ и его речами вскоре стало пропадать. Присущий исключительно Горбачеву стиль, который поначалу обольстил людей, уже к 1989 году, мягко говоря, никакого восторга не вызывал. И если раньше, когда все только начиналось, звучали беззлобные шутки в адрес генсека, то через четыре года после его избрания они переросли в уже не совсем добрые песни и анекдоты.

Источник

Поделиться
© 2017 Реальные новости