Мечты таки сбываются…


У каждого свои недостатки, не каждый готов о них говорить. Я готов. В смысле, говорить о том, что мне представляется моими недостатками.
Зависть. Я жутко завистлив. Про плохую память говорил? Не помню… Сочетание уже двух этих недостатков делает меня, как минимум, нерукопожатным.

И так, завидовать я начал давно, с раннего детства, и завидовал в основном вещам материальным. Помню, впервые попав в расконвое от взрослых в город Сухуми, с момента выгрузки из поезда люто завидовал обладателям джинсовых штанов и ярких маек, коих, в грузинской тогда Абхазии, казалось, было большинство. У нас в Курске джинсы тоже были, но далеко не у всех, а остальные все носили кримпленовые брюки. Про 75-й год речь, очевидцы, не дёргайтесь. И у меня были кримпленовые и единственные.

Жили бедно. Но было с собой совсем немного денег. Принимающая сторона — сухумско-еврейская семья, какие-то дальние родственники девятнадцатилетнего соседа Славки Цвиля, с которым и отпустили на Юга бесшабашные родственники, так вот — принимающая сторона «за жизнь знала». Поселили нас со Славкой у каких-то своих родственников, не задорого. И научили: «хотите чего купить подешевле — завтра приходит Адмирал Нахимов.»
В смысле приходит не лично, в похмельном бреду, а теплоход.

Я не помню — каким хитрым способом мы со Славкой проникли на Нахимова. Но проникли. Я слёту купил за 80 рублей некий изрядно выстроченный самопал — всё как тогда было модно — клёш от бедра, строчки, карманы, высокий пояс… И, сразу в них обрядившись, джинсам завидовать перестал. Зато обзавидовался лампе. И вовсе на Алладина, но тоже кувшинчику, из которого торчал пучок светопроводной лески, создававшей эффект кроны дерева с точечками огоньков на концах этого пучка. После, изрядно доработанным этот эффект поражал зрителей кэмероновского «Аватара». А в 75-м этот «Аватар» обнаружился в полутёмной каюте впоследствии затонувшего теплохода.

Чувство, что без этого предмета не может быть уюта в дома, в принципе, сделалась в голове главной и пульсировала огненными знаками в мозгу, как по стенам столовой Валтасара. Это при том, что проживали в восемнадцати метровой комнате двадцатичетырёх метровой квартиры с двоюродной сестрой Оксаной, престарелой бабушкой Матильдой» (ужас какой — ей тогда было в районе 50-55) и иногда оставался ночевать мой друг Бобёр, у которого была койка в общаге Меда, но у нас ему было уютнее. А мне не было. Уют у меня до сейчас ассоциируется с одиночеством в пространстве. И с такой вот лампой из световодов, чтоб в полумраке она меняла свои ядовитые цвета и чтоб тихая музыка из стерео колонок (Би Джиз, например, но тихо) и открыта книжка…

Лампу захотелось заиметь тут же и на всю оставшуюся жизнь. Правда, стоила она больше чем джинсы и денег таких не было. Способ приобретения вещей без денег я уже тогда знал — не сказать, чтоб часто пользовал, но старшие подучали — справа по бороде и бежать. Бегал я тогда хорошо, а бил слабенько. Но куды бечь на пароходе? Во то ж.

Про плохую память я уже говорил, ну так вот — ощущение пресловутого аватаровского уюта от лампы были забыты на многое годы. И тут недавно вспомнились — за 350 рэ продавалась в Ашане лампа с пучком световодной лески. Всё как тогда… Купил. Работает на трёх пальчиковый батарейках. Блеск. И коту понравилось. Играет со светодиодами. И случилось как мечталось и что забылось. Полумрак, раскрытая книга, я один (ну, кот всё равно что я), вместо Би Джиз телевизор. По телевизору фильм Президент. Уютно.

Карл Шуман

Поделиться
© 2017 Реальные новости