День рождения Петербурга


В этот день, 27 мая (или 16 мая по старому стилю, в XVIII веке отставание принятого в России «юлианского» календаря от «григорианского» составляло 11 дней), в 1703 году на Заячьем острове в дельте Невы была заложена Петропавловская крепость. Этот день считается днем основания Петербурга. Значит, сегодня нашему городу 312 лет. День рождения, откровенно говоря, печальный. Один из красивейших городов мира уродуют на наших глазах.
В 1976 – 1991 годах я занимался в литературном объединении поэта Германа Борисовича Гоппе.

Это был не только замечательный педагог, но и выдающийся знаток и историк Петербурга. То, что вошло в две его опубликованные книги – «Твое открытие Петербурга» и «На земле была одна столица», – лишь малая толика того, что он знал. Он многое нам рассказывал (а мы, дураки, не записывали). Помню, он рассказывал, что, когда в конце XIX века начали строить доходные дома у Адмиралтейства, испортившие весь вид на него с Невы, тогдашняя общественность яростно протестовала. И на все эти протесты наплевали. Деньги оказались сильнее.

Гоппе рассказывал, что в Петербурге в период экономического подъема накануне Первой Мировой войны активно продвигалось много проектов, которые, будь они осуществлены, изуродовали бы город. Планировалось и строительство в центре высотных зданий на манер тогдашних нью-йоркских небоскребов. Гоппе говорил, что, сколько бы ни кляли большевиков за снос церквей, памятников и т. д., а получается, что революция спасла архитектурный облик Петербурга.

Герман Гоппе умер в январе 1999-го. Новые торжествующие хамы тогда еще не начали уродовать город (денег не хватало). Зато со всей своей дури они развернулись на волне нового «экономического подъема», дармового, вызванного не их предпринимательским умением, а повышением мировых цен на нефть и газ.

О том, как наш город открывался нам, ленинградским мальчишкам 50-х – 60-х, как он влиял на нас, я писал в первых главах своего романа «Зимний скорый. Хроника советской эпохи». Но тот город больше не существует. То, что делается с ним сейчас, это даже не преступление, это нашествие варваров.

Великолепная Невская панорама уже изуродована. Когда-то, когда ты проезжал или шел по Литейному мосту в сторону Финляндского вокзала, тебе справа открывался вид на чудесный растреллиевский Смольный собор. Он словно парил над пространством города и осенял его. Сейчас набережную по левому берегу застроили в ту сторону огромными серыми бетонными коробками, закрывшими вид на Смольный собор. Он открывается взгляду только тогда, когда по Литейному мосту почти достигнешь правого берега Невы, но былой красоты больше нет: за самим собором поставили высотную бетонную коробку, окончательно уничтожившую его магию.

На Пироговской набережной, над низенькими корпусами Военно-медицинской академии воздвигли 74-метрового монстра – «элитный жилой комплекс МОНБЛАН», убивший весь вид на правый берег Невы и т.д. и т.п.
Но одной Невской панорамой дело не ограничивается: на центральных улицах тоже воздвигают жуткие бетонные и стеклянные коробки, ради них уничтожаются старинные дома, памятники архитектуры.

Общественность яростно протестует, но разрушение исторического облика Петербурга продолжается. Уже не раз писали, что за последние годы архитектура нашего города понесла больший ущерб, чем за всё время блокады от всех фашистских бомбежек и обстрелов (притом, что разрушенное в войну вскоре после войны восстановили).

И причины происходящего абсолютно ясны: квартиры и офисы в новых или перестроенных домах на старинных улицах, а тем более в высотных зданиях с видом на центр города, стоят МИЛЛИОНЫ долларов. Суммарный доход строительных фирм, уродующих город, исчисляется МИЛЛИАРДАМИ долларов. Понятно, что от этого денежного потока ответвляются полноводные ручьи в карманы чиновников.
И вся общественность может сколько угодно кричать, сколько угодно требовать, чтобы строительные фирмы убрались из центра и ставили своих бетонных уродов где-нибудь на окраинах. Деньги сильнее.

Что сделал бы с такими «градостроителями» основатель Петербурга Петр Великий, нетрудно представить. Но в наше время его средства – дыба, плаха, петля и кол – вышли из употребления. На языке нынешних чиновников, кошмарные сооружения, уродующие Петербург, всего лишь «ошибки» (ошиблись, мол, с кем не бывает!). Один мой приятель в сердцах воскликнул, что строителей этих «ошибок» и чиновников, давших им разрешения, надо заставить снести все эти «ошибки» за их собственный счет. Мечты, мечты нашей интеллигенции…

Тем не менее, будем помнить имена мерзавцев, наживавшихся на уничтожении красоты, принадлежащей всему нашему народу и всему человечеству. И будем надеяться, что если когда-нибудь в России настанут времена разума, а не халявной наживы, задача восстановления исторического облика Петербурга будет поставлена.

На фото: «элитный жилой комплекс МОНБЛАН» над зданиями Военно-медицинской академии. Он уже официально признан «одной из самых серьезных градостроительных ошибок» последнего времени. Признан. Ну и что?

Писатель Захар Оскотский

© 2017 Реальные новости