Дмитрий Евстафьев: Про аресты. Даже не эссе, а наметки к эссе…


Сложные. Не понравятся многим. Обсуждать и комментировать не буду.

Какое главное ощущение вынесла «почтенная публика» из всех рассказов про 1937 год? Причем, как из рассказов правдивых (можно долго много чего оправдывать, но под миллион человек расстреляли и лишь меньшинство из них подходит под определение «партаппаратчики»), так и не очень? Да, собственно, два ощущения: «не спроста это было» и «неприкасаемых не было».

Со вторым — проще. Какие ж тут неприкасаемые, когда расстреляли двух ДЕЙСТВУЮЩИХ членов Политбюро. И это отсутствие «неприкасаемости» — свидетельство остроты политической ситуации в стране. Своего рода «сиквела» Гражданской войны. Отдельная история, длинная и к делу не относящаяся. Первое ощущение — гораздо сложнее. В нем сокрыто много: и НЭП, и разгульная жизнь партийных чинуш, отводивших себе под жилье княжеские особняки. Это и чувство «незаменимости» возникшее и у номенклатуры, и у барствующих инженеров, и, из песни слова не выкинешь, у комсостава, причем не только «военспецов». Это и совершенно чудовищная коррупция времен первой и второй пятилеток. Историки не дадут мне соврать.

Не дадут они мне соврать и про то, что после печальных и, прямо скажу, далеко не неизбежных событий 1937-39 годов (ну кто мешал начать бороться с коррупцией в 1929 году, когда масштаб воровства стал понятен в ходе «первой волны» коллективизации и проваленной первой «пятилетки»?) общество стало как-то жестче, дисциплинированней, а воровать стали сильно меньше. Да, во многом из страха, но меньше….

Посмотрим на события последнего месяца под углом «второго ощущения». Кого арестовали, кто подвергся «репрессиям»?

— Крымчан. То есть, людей, которые реально имеют заслуги (кем бы они были, не будь «зеленых человечков» можно обсуждать долго, но они стали тем, кем стали и встали по ту сторону баррикады, по которую встали) перед страной. А главное, — считались априори неприкасаемыми. Можно долго спорить о причинах арестов и уголовных дел, но ясно, что — если не считать налоговика — были арестованы показательно. Какой сигнал? Простой: «если так можно с крымчанами, то что же будет с другими» [«если мы не умерим аппетиты» — так думают самые умные, а глупые так не думают].

— «Националистов», по большей части, — маргиналов (причем, опасных маргиналов), но, в том числе, даже и «героических» (см. «дело Олега Бугрова» — апрельская история, но показательная, а также последние дела). Надеюсь, всем понятно почему? Потому, что в столь острой ситуации, как сейчас хуже нет, «лезть поперед батьки с «Калашниковым», даже, если «батька» «тормозит». А, тем более, «воду мутить» нельзя.

— «Ветеранов инновационного движения». Нигде в России, может быть, только в лесной отрасли, да и то в 1990е, не воровали так, как на инновациях. Наверное, и инновации были так себе, но главное, — люди, которые ими заправляли откровенно считали и считают, что они «неприкасаемые». И Меламед, и Чубайс, и Абызов. Нечаев — тот поумнее, задергался сразу. А «ветераны» инновационного движения, это, ведь ниточка не только к «придворным либералам», но и к некоторым олигархам.

— «Лоббисты». Посмотрите историю с питерским банком четвертой сотни, где нашли 100 кг. долларов. Достаточно почитать, чем занимался хозяин финансов, чтобы понять, что он человек неслучайный. Он как бы символ целой генерации региональных лоббистов, которые в последние лет 10 процветали. Посмотрите, заодно, на каком уровне вскрывали банк. Личный порученец Бастрыкина — это не шутка. Человек такого уровня в банк конца четвертой сотни не ездит. Это означает наличие прямого указания. С самого верху указания. И не думаю, что оно касалось только одного человека.

— «Элементы культурного пейзажа». Да, коллеги, правильно, самый показательный пример — журнал «Флирт». Это, и правда, что бы кто не говорил, был элемент московского пейзажа. Такой же как контрабандный пармезан или кальяны в ресторанах. Думаю, это совершенно сознательный сигнал: пейзаж нашей жизни будет меняться, смиритесь. Как говорится, «а стройотряды уходят дальше…..». Да, можете в меня кидать кукурузой, но я искренне считаю, что так будет лучше.

Какое ощущение возникает? Правильно: круг неприкасаемых начинает неумолимо сужаться, причем одновременно по многим направлениям.
Чего не хватает в этой странной, почти импрессионистской картине? Не хватает нескольких категорий:

— «Свои». И вряд ли она появятся. Хотя история конкурса по строительству Керченского моста говорит о том, что «зеленый свет» для «своих» сменился на «песочный». Но не все это поняли. Рекомендую вообще присмотреться к Санкт-Петербургу и Ленобласти . Там может быть интересно. Очень интересно. Особенно учитывая, что местная питерская политтусовка явно не понимает, что времена изменились.

— «Силовики». И вот тут я исторический оптимист. Думаю, мы практически на пороге «пост-сердюковского» дела, но не креном в недвижимость, а по гособоронзаказу. Там есть, что покопать…..

— «Ветераны российской демократии». «Первой волны» практически не осталось (слиняли голубки в основном), на поверхности еще болтается вторая. Понятно, что на «крючке» их висит не мало, а «сливы» по отдельным фигурантам практически тянут на уголовное дело, но, в 1937 и Г.Петровский (выведший в люди Я.Свердлова, которого Сталин ненавидел), и Н.Подвойский, и даже Миха Цхакая дожили до старости. Может, и Чубайсу повезет…..На роль руководителя «параллельного право-троцкистского заговора» есть кандидаты и получше.

Так, что пока еще не 1937й. Пока еще 1936й и война в Испании еще не проиграна, хотя уже ясно, что троцкисты действуют заодно с нацистами. Но Кирова уже убили и предпоследнюю историческую развилку мы прошли.

Пакт Бриана-Келлога, еще действует, правда, никого не интересует, да и Германия уже ввела войска в Рейнскую область.
А нам пора разрабатывать планы Третьей пятилетки, надеюсь, мы понимаем, про что я?
Я что-то забыл?

Дмитрий Евстафьев

© 2017 Реальные новости