29.05.2018      180      0
 

Почему Евкурова отлучают от мусульманской общины, а Кадырова – нет


В Ингушетии главу республики Юнус-Бека Евкурова резонансно отрешили от мусульманской общины. Событие, само по себе, неординарное, еще и в месяц Рамадан, вызвало различные кривотолки. Эксперты считают, что речь идет о политическом демарше и попытке секуляризации (изъятия религиозной собственности в пользу государства) в республики.

Журналистка Елена Хрусталева уверена, что отрешение Евкурова является политическим событием. Это произошло сразу после его слов о готовности в третий раз возглавить республику.
«Сам Евкуров решение ДЦМ Ингушетии всерьез не воспринимает. «Они как организация имеют право на существование, и делать заявления, но власть прекратила с ними сотрудничество еще три года назад. Мы не приглашаем их на мероприятия, совещания», отметил глава региона в интервью РБК. Представлением интересов мусульманских общин в регионе официально занимается управление по делам религии»,- пишет Хрусталева в своем блоге на сайте «Эха Москвы».
«Идет месяц Рамадан. Ситуация, крайне неприятная не только для Ингушетии, но и для всей мусульманской уммы. Те религиозные деятели, с которыми мне удалось поговорить, утверждают, что практика отрешения в Исламе не используется. Или, во всяком случае, им об этом не известно. Отрешение возможно только в случае, если человек признан вероотступником – «муртадом». Неверие – самый тяжкий грех.
В Рамадан стараются забыть все склоки и неурядицы, остановить эти процессы. Месяц посвящается обдумыванию своих поступков, раскаяния в своих грехах. Прав ты, или неправ – нужно первым протянуть руку, возобновить диалог, и постараться прийти к общему знаменателю. Заявлять о своей враждебности в этот месяц с религиозной точки зрения неверно вдвойне.
Муфтий республики должен, по их мнению, консолидировать, а не содействовать расколу уммы. Ингушский народ, известный своей мудростью, предпочтет мир и согласие неразберихе и хаосу.
В Постановлении Духовенства Республики Ингушетия от 27 мая 2018 года говорится, что «отрешение от мусульманской общины подразумевает под собой отказ членов общины от взаимодействия с отрешенным и не посещения его общественных мероприятиях пока не покается в совершенных деяниях и не попросит прощения у общины» — (прим.: — орфография и пунктуация автора сохранены).
В Муфтият Ингушетии входят последователи суфийского шейха Кунта-Хаджи. По словам компетентного источника, Батал-Хаджинский, Накчбандийский тарикаты и те, кто живет по Сунне, нынешний Муфтият легитимным не считают, о чем неоднократно заявляли публично. А это значит, порядка 70% населения Ингушетии Постановление Муфтията просто проигнорируют, уверен он», – заключает Хрусталева.
Телеграм-канал «Методичка» добавляет: «Но в российской практике подобное всё ещё нонсенс, особенно с учетом, что такфир выносят не какие-то «ваххабисты» вроде популярного в Ингушетии Хамзата Чумакова, а официальный муфтият республики, который состоит из разного рода умеренных представителей духовенства и кормится за счёт властей.
Евкурову опасаться, по большому счету, нечего, т.к. в глазах рядовых мусульман (именно тех, в чьей жизни важную роль действительно играет религия) официальное духовенство является частью «неверной» власти, а потому и все разборки – сугубо между теми самыми «неверными».
Если взбунтовался уже ручной муфтият, а не салафиты, значит, Евкуров действительно взялся за хотя бы частичную секуляризацию республики, в отличие от лидера соседнего субъекта федерации, который устраивает митинги в поддержку террористов, напавших на редакцию Charlie Hebdo и в поддержку «угнетаемых мусульман Мьянмы», на которых многотысячная толпа скандирует «Аллаху Акбар!», а также возвращает на Родину целое поколение джихадистов из Сирии».
источник

 

 

 


СМИ — 2