24.11.2020      178      0
 

О бизнесе с Тимати и выживании в кризис. Интервью с создателем Black Star Burger


В 2020 году сеть бургерных Black Star Burger закрыла часть заведений по всей стране и почти потратила накопленный до кризиса «жирок». Это не помешало её основному владельцу Юрию Левитасу запустить новый бизнес в индустрии фастфуда — теперь он раздаёт бесплатные хот-доги под соусом борьбы с глобальным кризисом и мировым голодом. В интервью «Секрету» бизнесмен рассказал о своей новой бизнес-модели, ресторанах-«зомби», работе с Тимати и несложившемся сотрудничестве с Моргенштерном и Киркоровым.

Оглавление

Как Black Star Burger ужался в пандемию

— Весной рестораны столкнулись с настоящим апокалипсисом: пустые залы, конфликты с арендодателями, падение выручки. Как вы выживали во время локдауна?

— Как все: трудно, экономя, сокращая расходы, зарплату и людей, ведя переговоры с арендодателями. Не все согласились войти в наше положение. Их тоже можно понять: у собственников помещений свои расходы, в частности им нужно платить налоги, как и всем.

— Сколько сотрудников вам пришлось уволить?

— У нас было намечено плановое сокращение — мы всё равно бы его провели, вне зависимости от пандемии. Просто так совпало, что на наши планы наложилась ситуация с коронавирусом. Я не могу сказать со 100-процентной точностью, сколько людей мы уволили, — не занимаюсь операционкой, это функция управляющей компании. Насколько я знаю, у нас ушло примерно 20% стаффа. Не считая тех точек, которые закрылись совсем.

Юрий Левитас

— А много точек пришлось закрыть?

— Насовсем — 6–7% ресторанов. Некоторые точки не закрыты, просто всё ещё не работают. Откроются ли они, сказать сложно. Тем не менее мы закрыли не так много ресторанов, как, например, McDonald’s или Starbucks.

Нас спасло то, что у нас действовала доставка, плюс мы поддерживали хайп, занимались маркетингом. В итоге отработали не в минус, а в ноль — и слава богу. Это сейчас самый оптимистичный вариант. Мы не накопили долги. На самом деле нам помогло ещё и то, что к кризису мы стали готовиться заранее.

— То есть вы предполагали, что будет пандемия?

— Конечно, мы не думали о пандемии. Но, как вы помните, в 2018 году в России проходил чемпионат мира по футболу. Царила эйфория: ресторанный бизнес процветал, везде был наплыв клиентов. А я ещё тогда говорил коллегам: «Ребята, посмотрите, что происходит в реальной жизни. Экономические трудности никто не отменял, они по-прежнему с нами». Было очевидно, что такого ажиотажа, как во время чемпионата, в будущем не будет. Поэтому, пока все веселились, мы уже стали готовиться к грядущему кризису.

Мы не предполагали, что он будет таких масштабов и что его вызовет вирус. Однако к началу локдауна мы многое успели: сократили издержки, оптимизировали расходы, меню и аренду площадей, пересмотрели франшизные цены.

Знаете, есть такая поговорка: «Пока жирный сохнет, худой сдохнет». Мы вошли в весенний локдаун с накопленным «жирком», поэтому нам удалось выйти в ноль. Конечно, если ещё несколько лет продлится пандемия и кризис, все «жирные» тоже сдохнут. Мы в том числе.

Про заложенный бренд, Тимати и бургеры «за Собянина»

— В марте стало известно, что Тимати заложил товарный знак Black Star Burger ради получения кредита. Бренд временно принадлежит «Сберу». Что сейчас с брендом? Выкупили ли вы его?

— Когда-то давно, через год после запуска проекта Black Star Burger, мы брали кредит, кажется, на 20 млн рублей. Брать кредиты — нормальная практика, как вы понимаете. В банке нам сказали, что от нас требуется личное поручительство и залог. В качестве залога банк получил товарный знак Black Star Burger.

Мы бы уже отдали кредит, если бы не пандемия. Пока идут платежи, товарный знак находится в залоге у банка. Так что никакой трагедии тут нет. Более того: мы никогда не скрывали, что выплачиваем кредит.

— Почему об этом заговорили в этом году, как вы думаете?

— Любая новость про Тимати становится хайповой. Поэтому в интернете и СМИ любят писать про Black Star Burger.

— Давайте поговорим о Тимати. Почему вы решили использовать именно его в качестве фронтмена?

— В то время он был очень популярен. Как и сейчас, впрочем. Были и другие звёзды, но у меня сработала интуиция. Я предположил, что Тимати будет интересно заняться бургерными. И оказался прав: когда я пришёл с предложением, Black Star согласился сразу.

— Говорят, на переговоры к Тимати вы пришли с переносным грилем.

— Это чистая правда. Когда мы впервые встретились, я начал перечислять конкурентные преимущества проекта. В том числе упомянул, что у меня есть свои фишки, метод прожарки и т. д. «Ты попробуешь и офигеешь», — сказал я Тимати. В следующий раз я принёс в его офис в чемодане переносной гриль и приготовил бургеры прямо там.

Я знаю все рецепты бургеров, которые готовят в наших ресторанах, и могу без проблем приготовить любой из них.

— Околокремлевская позиция Тимати иногда вызывает негативную реакцию. Например, все мы помним скандал из-за его клипа про бургер за здоровье Собянина. Это вредит Black Star Burger?

— Ситуацию с клипом чересчур обостряют, на мой взгляд. Может быть, для Тимати это видео гораздо менее политизированно, чем думают люди.

Я сам его спрашивал о клипе про бургеры за здоровье Собянина. Тимати мне ответил: «Юр, я это сделал вообще без задней мысли, просто хотел попиарить бургерную. Ну и мне правда нравится, как сегодня выглядит Москва, — что я с этим могу поделать?»

В любом случае я не думаю, что из-за клипа люди стали меньше ходить в бургерные. Далеко не все про этот клип вообще слышали или про него помнят.

— Бывало такое, что бренд Black Star Burger или образ Тимати, наоборот, спасали бизнес?

— У нас есть франчайзи в США. Так вот, нас обошли стороной погромы в рамках движения Black Lives Matter. Это случилось благодаря тому, что мы называемся Black Star Burger.

Фото: depositphotos.com/frantic00

Про антисанитарию в бургерных и «подмешивание» мяса

— Недавно YouTube-канал «Все работы хороши» рассказал подробности работы в сети ресторанов Black Star Burger. На работу в заведение за пределами Москвы устроился «агент», который пообщался с сотрудниками и снял на видео закулисье бургерной. В видео всё выглядит очень нелицеприятно: якобы мраморную говядину разбавляют обычной, мясо с истёкшим сроком годности не списывают, царит антисанитария. Как вы можете это прокомментировать?

— Тут одно из двух. Либо антисанитарию специально устроили для съёмок видео — например, можно разбросать что-нибудь, устроить бардак и заснять, как будто бы так и было. Либо антисанитария действительно была. У нас были такие прецеденты с некоторыми франчайзи. Если мы узнаём о недобросовестном ведении бизнеса, мы лишаем нарушителя лицензии. Я считаю, что люди, которые специально разводят антисанитарию в ресторанах, — это негодяи и преступники, и с ними нужно вести себя жёстко.

Например, однажды была такая история. Когда приезжал наш проверяющий в бургерную, всё было замечательно. А потом выяснилось, что там был некий тайный склад, на котором хранилось мясо худшего качества, чем наше. Оно использовалось в отсутствие проверяющего. Это умысел, и к таким вещам мы не относимся с пониманием.

Фото: youtube.com/Все Работы Хороши

— Бывает такое, что антисанитарию развели ненамеренно?

— Иногда случаются форс-мажоры — например, случайно обнаруживается, что у мяса просрочен срок годности. Такие ситуации — часть рутины в ресторанной сфере. Даже в самом дорогом заведении есть вероятность найти таракана на кухне.

— А что вы можете сказать по поводу подмешивания другого мяса в мраморную говядину?

— Мы не подмешиваем, а смешиваем. Более того, это не тайна ни для кого, по-моему. Давайте для начала разберёмся, что такое мраморная говядина. Это бычки (например, породы блэк ангус), у которых мясо с прожилками, то есть с мраморным рисунком. Степень «мраморности» определяется компьютером: он анализирует срез премиального стейка. Это сложный процесс, который проводится не нами.

Мы не утверждаем, что наш фарш именно из такого мяса. Мы говорим, что у нас фарш от тех бычков, которые потенциально могли бы быть «мраморными». То есть мы отвечаем за качество нашего мяса.

Когда мы закупаем фарш из мраморной говядины, даже у нас нет гарантий, что там только она и нет примеси молочной говядины. Это нормально. Представьте, что такое убой. Если закупать и есть исключительно мраморную говядину, никаких мощностей не хватит, чтобы откармливать и забивать столько бычков.

Поэтому смешивать, например, обычную и мраморную, жирную говядину — рутинная практика, если речь идёт о недорогих бургерах. Это на внутреннем сленге называется «делать бленд». Мы делаем собственный бленд и из него делаем котлету для бургера. Вот и всё.

— Почему речь в видео всё-таки шла про подмешивание?

— Возможно, когда речь шла о смешивании мяса, кто-то из работников сказал «подмешивать». Но имелся в виду бленд, конечно же.

Фото: youtube.com/Все Работы Хороши

Про новый проект и революцию в общепите

— В этом году вы запустили новый проект Free Company. В его рамках с октября работает сеть закусочных Free Dog. На сайте компании утверждается, что вы фактически задумали мировую революцию общепита. Что это значит?

— Глобальная идея была в том, чтобы люди могли получать бесплатную еду. Я не преувеличиваю. По правилам наши гости могут прийти в любое заведение Free Dog и бесплатно поесть один раз в день. Это новое слово в ресторанном бизнесе.

— Как вы узнаёте, что гость уже воспользовался этой возможностью? Вдруг люди будут приходить и есть несколько раз бесплатно.

— У нас есть мобильное приложение. Гость регистрируется в нём и получает QR-код. Потом он приходит, показывает код и получает, например, бесплатный хот-дог. Всё. Это своего рода коммунизм, к которому нам всем надо идти.

Звучит утопично, но на самом деле мы уже пришли, например, к «коммунистическому» интернету: бесплатно разговариваем по WhatsApp, имеем в своём распоряжении домашний кинотеатр, можем смотреть ролики и слушать музыку — и не платить за это. Я решил сделать коммунизм в ресторанной сфере. Мы бесплатно кормим не только людей, но и бизнесменов: нашу франшизу можно приобрести без паушального взноса.

— Получается, часть своей продукции вы отдаёте посетителям бесплатно. За счёт чего окупаются затраты?

— За счёт уменьшения костов, в том числе расходов на рекламу. Один платный продукт покрывает все издержки на один бесплатный. Вот и всё.

— На каком этапе ваш проект сейчас?

— Мы начали продавать хот-доги, на прошлой неделе — пиццу, скоро начнём делать кофе. Каждая точка предполагает продажу нескольких продуктов. Это как «Лего», в котором можно переставлять детали. Где-то будут продаваться хот-доги, кофе и шаурма, где-то — хот-доги, кофе и роллы, и т. д. Это гибкая схема, с которой можно экспериментировать.

— В одном из интервью вы упомянули, что на идею создания Black Star Burger вас вдохновило семейство Кардашьян — Уэст. Как вы придумали концепцию Free Company? Может быть, вы увидели нечто похожее в других странах?

— Нет. Сам придумал. Может же такое быть? Меня вдохновил роман Юваля Ноя Харари «21 урок для XXI века». Он пишет, что к 2050 году треть населения планеты останется без работы из-за искусственного интеллекта. Такие профессии, как, например, таксист, исчезнут. Нам всё фантастические фильмы обещали, что в 2020 году мы будем летать на воздушных такси. Этого ещё не произошло, но уже активно используются беспилотники.

Искусственный интеллект действительно стал вытеснять людей с рабочих мест. Вместе с безработицей придёт голод. Или, не дай бог, голодные бунты, и не в абстрактной «голодающей Африке», а гораздо ближе — на нашем континенте. Если это произойдёт, нам любая диктатура прошлого покажется сахаром.

Коронавирус только приблизил глобальный кризис. Ни одно государство с масштабной безработицей не справится. Я подумал и решил, что бизнесу нужно стараться закрывать базовые потребности людей. В частности, в еде. Люди должны иметь возможность бесплатно поесть.

— Вас уже обвиняли в пиаре на такой непростой теме?

— Да, мне некоторые люди говорят: «Ты пиаришься, Юра, за счёт своей идеи». А я и не отрицаю. Да, пиарюсь. Когда Илон Маск воплощает свою космическую мечту, он тоже пиарится. Но при этом делает полезное дело и совершает научный прорыв.

Думаю, и моя идея прорывная — только для ресторанного сектора и фастфуда в частности. Никто раньше не думал, что бизнес может сделать так, чтобы людей хотя бы не заботило пропитание, не говоря уже о других проблемах.

— В одном из интервью вы называете старт проекта успешным. Что позволяет говорить об этом?

— Пока рано судить, слишком мало времени прошло после запуска. Больших финансовых результатов пока нет, но я вижу, что наш проект пользуется успехом у посетителей: на некоторых точках мы уже работаем в плюс. Кроме того, есть сильная заинтересованность у франчайзи. Я думаю, мы выиграем за счёт технологичности, концепции и позитивной повестки, которой сейчас так не хватает.

Об отказах Киркорова и Моргенштерна

— Недавно рэпер Моргенштерн объявил себя новым Black Star. Вы обращались к нему с предложением о сотрудничестве?

— Да, предлагал прорекламировать Free Company. Он отказался. Не знаю, дошла ли до него информация, мне об этом сообщили его менеджеры. Они сказали, что, так как Моргенштерн открывает сейчас свой ресторан, реклама моего проекта ему не интересна. На самом деле мы с ним вообще не конкуренты, но, если он не хочет рекламировать что-то, это его право.

— Кто, помимо Моргенштерна, отказывал вам в рекламе?

— Филипп Киркоров. Опять же лично я с ним не общался. Знает он о моём предложении или нет, я не в курсе. Но его директор назвал нереальную цену за сторис, которой не существует на рынке, — 10 млн рублей. Я Киркорова не осуждаю и ни в чём не обвиняю, своё имя он зарабатывал много лет, упорно работал, поэтому волен, разумеется, продавать его за сколько хочет.

Но тем не менее есть рыночные и нерыночные цены. И, по моему мнению, сторис не может стоить как три концерта Киркорова. Возможно, мне назвали эту сумму, чтобы я отказался от сотрудничества сам. Такая мягкая форма отказа. Но точно я этого не знаю, конечно.

Про будущее ресторанной отрасли

— Ресторанная сфера, как мы уже с вами говорили, пострадала от коронавируса, пожалуй, больше, чем другие: многие заведения закрылись из-за убытков. Что происходит с ресторанами сейчас?

— Пока ситуация печальная. Фактически введён второй локдаун: все московские рестораны должны закрывать двери в 23:00. Из-за этого многие клиенты просто не приходят на поздние ужины, которые популярны в Москве. Так что зачастую открытым ресторанам ещё тяжелее, чем закрытым. Они просто не могут себя окупить. Например, я буду рад, если мы в ноябре сможем выйти в ноль, а не в минус.

— Какие перспективы у ресторанной отрасли в 2021 году?

— Если победят коронавирус, то, скорее всего, наступит эйфория: люди снова начнут активно ходить в рестораны, праздновать и гулять на последнее. Но это не значит, что рестораторы смогут расслабиться. Очень многие рестораны уже сегодня дышат на ладан. Это всего рода зомби, которые продолжают функционировать на автомате.

Во время кризиса у рестораторов есть отмазка перед арендодателями и поставщиками — коронавирус. Раньше, если ресторан не мог расплачиваться по счетам, его давно бы уже вышибли из помещения. А сейчас некоторые арендодатели прощают должников, потому что не знают, смогут ли найти новых арендаторов в кризисный период.

Поэтому, если вдруг всё наладится и пандемия закончится в следующем году, это ещё не значит, что все рестораны, которые сейчас функционируют, продолжат существовать.

Многие из нынешних «зомби» закроются, так как больше не будет уважительных причин не платить поставщикам и арендодателям.

источник


Переводчик