04.10.2018      137      0
 

Чем грозит нам развал Православной церкви на Украине


Точно не открою ничего нового, сказав, что в последнее время в политическом медиа-пространстве часто происходят вещи, крайне тяжело совместимые с понятиями приличия и здравого смысла. Чего стоит, например, одна история с так называемым «отравлением Скрипалей» в небольшом английском городке Солсбери (в русском народном фольклоре уже переименованный в Скриплсбери или просто Скрипалёво).

Западные средства массовой информации, упорно тиражирующие часто просто, не побоюсь этих слов, маразматические утверждения, наконец-то уже заставили сами в себе усомниться даже с детства воспитанную на примитивных комиксах западную же публику, которая поначалу вроде как воспринимала весь этот бред серьёзно. К счастью, данная история, со всеми её нонсенсами и даже различными идиотскими «продолжениями» одно другого краше, заставила всех наконец-то критически посмотреть и на всё остальное, с точно такой же уверенностью и пафосом преподносимое той же западной прессой – непонятные и даже на первый взгляд нелогичные «химические атаки на мирных жителей» в Сирии, события на Украине, загадочное падение малайзийского Боинга и так далее…

На всём этом фоне мэйнстримовые российские СМИ, также естественно всеми доступными способами защищающие и проводящие в жизнь российские государственные интересы (что вполне нормально), выгодно отличаются от своих западных коллег и фактологическим обоснованием, и логикой, и предлагаемыми разумными аргументами, и даже допустимым плюрализмом мнений по отдельным вопросам.

Но как-то всё время возникает впечатление, что наши журналисты вроде постоянно вынуждены оправдываться что ли, разумно и аргументированно, но лишь отвечая на агрессивные, пустые и бредовые выпады с западной стороны. Это повторяется изо дня в день, из темы в тему, из передачи в передачу, на радио, по телевидению, в интернете и газетах…

Но в недавно появилось во всём этом уже привычном способе российского медийного общения одно исключение – тема раскола православной церкви на Украине, вроде как прямо санкционированного «Вселенским» Православным Патриархом из давно уже несуществующего города Константинополь.

Чтобы сразу «расставить точки над «И», как говорится, и заранее предупредить возможные вопросы ко мне лично, как к автору, отклонюсь чуть от темы и сообщу: я крещёный православный, крестился в Москве ещё во времена расцвета СССР по настоянию бабушки и будучи тогда пионером. Папа-военнослужащий ВМФ на очень серьёзной должности, член партии, и мама-врач об этом узнали уже постфактум, были проблемы, даже страхи от последствий, если так сказать «всплывёт», но бабушка была упрямой и непреклонной, спасибо ей большое за это.

Никогда и никаким особо рьяно верующим я себя не считал, но в бога верил и верю, и ещё в советские времена и пионером, и комсомольцем в церковь я всё-таки ходил, не то чтобы часто и как-то упорядоченно, но то свечку поставил, то просто постоял подумал – там в то время было тихо, не многолюдно, спокойно, думалось хорошо…

После развала Союза и далее церковь как бы резко вышла из тени, воспряла, снова обрела популярность среди населения и даже, видимо, вошла в моду. Но вот думать в тишине и спокойно общаться с Богом там как-то получалось чем дальше тем меньше. В церковные пенаты, особенно в праздничные дни, вдруг переместились явления, ранее встречавшиеся лишь в магазинных очередях или на базарной площади. В первых рядах рьяно молящихся, особенно в период называемый «лихими девяностыми», как-то оказывались люди, моральный облик которых мягко говоря оставлял желать лучшего, а исполнение ими в реальной жизни божьих заповедей выглядело прямо противоположным образом от сказанного в Святом Писании

. Часто они же, по странному совпадению обстоятельств, являлись и главными спонсорами церквей, приходов или даже и самих священнослужителей. Видимо так замаливали грехи своей буйной мирской жизни. Поэтому и ещё ряду других причин мои посещения церкви в общем сократились и перенеслись главным образом в отдалённые и небольшие церкви, по возможности. Тем не менее все мои четверо детей крещёные в православных храмах и с женой мы повенчаны.

Бывая в разных местах по всему миру, в церкви я по-возможности стараюсь тоже заходить. Православные храмы, к моему удивлению, есть оказывается очень даже много где, правда принадлежностью их к какому-либо конкретному патриархату мне как-то нигде и никогда не приходило в голову интересоваться. Да и зачем, собственно, человеку в этом разбираться, если он в храме хочет пообщаться прежде всего с Богом, а он, как известно, у нас один. Именно по этой причине, при желании пообщаться со Всевышним, но в отсутствии в местах моего очень разнообразного пребывания поблизости православного храма, я точно так же и с совершенно чистой совестью заходил для этих целей и в католические или протестантские церкви, крестился, молился, если получалось, свечки ставил и тому подобное… Причём в таких случаях и при контактах с местным не православными священниками никаких проблем у меня никогда и ни где не возникало, скорее наоборот, люди относились с пониманием и уважением.

Не знаю, может по каким-то жёстко каноническим законам это является неким нарушением, но я в этом ничего плохого не вижу. Более того, абсолютно уверен в том, что ни против Бога нашего единого, ни против своей веры никаких прегрешений я этим не допускал. А правила все эти церковные писаны людьми, а не господом, хотя многие служители церкви и пытаются утверждать обратное. Хотя, подчеркну, мнение это лично моё собственное, как и всё здесь и далее излагаемое, на истину в последней инстанции ни в коем случае не претендую и отвечать за это тоже буду сам, там, наверху, перед Всевышним…

Но вернусь к теме церковного раскола на Украине. Некие поползновения к чему-то подобному со стороны украинских властей и вроде как самопровозглашённого местного Патриарха Филарета были и ранее, практически с самого начала существовании Украины в качестве самостоятельного государства. Но по факту всё это сводилось к банальным попыткам передела некой достаточно мелкой церковной собственности на местах, в западных областях страны главным образом.

События, начавшиеся на так называемом киевском Майдане в 2014 году, а потом вылившиеся и в полномасштабные боевые действия на востоке Украины, переход Крымского полуострова в российскую юрисдикцию и т.д. и.т.п. ситуацию сильно радикализировали, а киевским церковным деятелям, ратующим за отделение, дали в руки очень весомые козыри – Россия для Украины как бы официально стала после этого «врагом номер один», агрессором, антироссийские настроения при всяческой поддержке тамошней власти дошли видимо до пика своих возможностей, а на этом фоне Московский патриархат, к которому относилось большинство украинских православных приходов, стал естественно ассоциироваться с Москвой, то есть столицей государства-агрессора, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И хотя церковь официально и на Украине и в России от государства отделена, Патриарх Московский Кирилл явно не скрывает своих тесных и добрых отношений с президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным, часто на общественных выступлениях доступными способами поддерживая так сказать генеральную линию власти своей страны, а президент Украины Петро Порошенко, в свою очередь, всеми силами и, понятное дело, главным образом вопреки стараниям Московского патриархата, всячески поддерживает стремление патриархата Киевского к автокефалии – отделению то есть, Филарет и его подданные так же, как могут, отвечают своей власти взаимностью.

А на фоне сложившейся сегодня политической ситуации между Москвой и Киевом возможность церковного раскола стала как никогда реальной и актуальной. Тем более что в данном случае стремительно теряющая популярность и снаружи, и внутри страны действующая украинская власть и до сего времени особо никем серьёзно не воспринимаемый Киевский патриархат стали друг для друга всесторонней поддержкой и опорой в достижении собственных целей.

Да и эти самые конечные цели у них, судя по всему, тоже сильно похожи – это главным образом ни что иное, как укрепление и расширение собственного благосостояния… Но какой бы отвратительной персоной ни являлся украинский президент Порошенко и сам этот не менее нелицеприятный патриарх Филарет, он же с мирским именем Михаил Денисенко, лично награждавший в Америке самостоятельно придуманным орденом ничуть не лучшую креатуру — небезызвестного русофоба и сенатора-ястреба Маккейна (покойного уже), и тут же просившего у него же поставок в свою страну американского оружия для уничтожения своих же православных сограждан, реальных собственных целей они по крайней мере практически не скрывают – захватим, говорят, принадлежащие Московскому патриархату церкви, лавры, монастыри, а с этим земли и так далее…

А это всё, извиняюсь, совсем не три копейки стоит… Вот она цель и есть, а автокефалия и все эти игры вокруг неё – это лишь средство для достижения всего этого. То есть тут всё предельно ясно и даже, можно сказать, честно, если такое слово вообще применительно хоть к чему-то из происходящего в наши дни на многострадальной украинской земле. Слышал я даже от самих украинцев такое мнение, что изъятие собственности Московского патриархата на территории Украины в пользу новой местной автокефалии это вроде как было бы что-то типа частичной компенсации за Крым. С правовой точки зрения и даже исходя из банальной логики, это бред, конечно, полный, но там сейчас такие подходы в политике вообще массово превалируют, к сожалению…

А что на это у нас?.. Какова реакция?.. Ну, официальные лица государства, естественно, молчат пока – им до этого вроде как по закону и дела нет. Это проблемы церковные, да и вообще на территории другой страны, в это вмешиваться российским властям совсем не с руки. Но зато вот СМИ российские и сама церковь весь процесс комментируют страстно, тут никто ни перед кем не оправдывается, не защищается, скорее наоборот – костерят на чём свет стоит и Филарета-раскольника, и так называемого «Вселенского» Патриарха Константинопольского Варфоломея, и посланных им на Украину американских (почему-то?) представителей – экзархов – для проведения этого самого раскола, так сказать, в жизнь.

Но что интересно, факты здесь и с российской, то есть вроде как с Московским патриархатом симпатизирующей стороны, как-то тоже в ход особо не идут, а всё больше лозунги. Главным таким лозунгом является постоянно повторяемая мантра о том, что суть этого всего скандала вроде как чисто идеологическая, что идёт здесь некое столкновение именно неких глобальных религиозных мировоззрений, а никак не просто борьба за передел церковной собственности, пусть и огромной и за баснословные деньги, а также за распределение доходов…

Странно, что именно сейчас вообще сама «Вселенскость» Константинопольского патриарха Варфоломея вдруг стала ставиться под сомнение. Совсем недавно, когда глава Русской Православной церкви лично был в гостях у этого самого деятеля в Стамбуле (это сейчас то, что находится на месте Контстантинополя), преподносилось всё это мероприятие как нечто крайне важное и величественное, сидели, говорили, великие видимо проблемы решали, лобызались… очень всё так серьёзно, возвышенно, соответственно наивысшему статусу участников встречи…

А тут вдруг, как только этот самый Варфоломей возьми да ляпни что-то не то, как-то разом все неожиданно «проснулись» и заметили, что ни Византии, ни столицы её Константинополя уже давно и в помине нет, не существует всё это добрых пару столетий, а находится на этом самом месте мусульманская страна Турция, в которой православных-то раз-два и обчёлся…

И правда непонятно, почему собственно этот Патриарх практически без церкви и прихожан до сих пор считается «Вселенским»? Просто глупая традиция? Это что-то типа вроде маршала, в подчинении у которого не миллионные армии, а всего одна рота или даже взвод солдат… Звание вроде есть, но должность, как в армии говорится, не маршальская. Всё вроде правильно и логично, что его такого слушать?…

Особенно Патриарху церкви Русской Православной, у которого реальных православных прихожан точно больше, чем у всех остальных патриархов в мире вообще вместе взятых? Но всё-таки почему вспомнили и проанализировали-то это только сейчас? И как только речь в телепередачах и других СМИ заходит о неких проблемах на Украине, связанных с мыслями об автокефалии, все решаемые случаи по факту связаны с захватом или угрозой захвата той или иной церковной собственности, звучат призывы эту самую собственность защищать, рассматриваются ситуации что бы было, если бы кто-то какую-то лавру или монастырь попытался бы отобрать, в крайнем и редком случае речь заходит об иерархических противоречиях внутри самой церкви, то есть кто кому и как должен подчиняться или наоборот, и кто в этой связи что нарушил. Но вот только извините меня лично, при всём моём отрицательном отношении к факту конфликта внутри Православной церкви и согласии с тем, что насильно отбирать что-то у кого-то вообще плохо по определению, как-то не наблюдаю я во всём этом неких мировоззренческих столкновений.

Во всех этих духовных аспектах существуют три взаимосвязанных, но никак не единых понятия – это вера, религия и церковь. Вера это фактически состояние убеждённости человека в наличие некоей высшей силы — бога, провидения, пророка, просто чего угодно. На это убеждение все разборки с автокефалией точно никак повлиять не могут, то есть веру из всего процесса можно сразу исключить – она или есть или её нет, автокефалии и экзархи тут не при чём. Религия – это уже некая система упорядоченного и доступного объяснения или скорее даже преподнесения людям того, во что они собственно верят. Религия это лишь форма, в которой люди открыто могут выражать свою веру в высшую силу.

И может это быть христианство, мусульманство, иудаизм, буддизм или, например, язычество с множеством богов – суть одна: есть над нами некая высшая власть. Кто как способен это себе представить и принять – уже дело каждой группы людей, народа или даже отдельной личности. Но в данном случае наличие нашего единого бога, христианские постулаты, содержание Библии и даже её трактовки, как в случае католиков и протестантов или свидетелей Еговых, например, ни одна из сторон украинского церковного конфликта вроде как тоже под сомнение не ставит.

То есть получается, что и религиозных или глобальных мировоззренческих противоречий во всём этом тоже нет. Остаётся только сама церковь. А это уже институт, созданный исключительно самими людьми, ими управляемый, имеющий свою иерархию, карьерные лестницы, доходы и расходы, собственность опять же и т.д. и т.п. со всеми вытекающими из всего этого последствиями. То есть раскол-то на Украине не религиозный, как нам это преподносят, а именно внутрицерковный, по линии подчинения, иерархии и напрямую с ней связанным разделением доходов и правами собственности.

Есть даже версия, что Варфоромей этот самый «Вселенский» украинскую автокефалию вроде как поддержал за взятку в пятнадцать миллионов долларов. То ли лично от Порошенко, то ли ещё от кого, не важно. Никто этого не доказал. Наверное и вряд ли докажет. А может и неправда всё это. Но я лично думаю, что для такой страны, как Украина, да и для её президента-олигарха лично пятнадцать миллионов долларов уж и не такая большая сумма, особенно учитывая, что стоит на кону в форме возможно переходящей собственности. А Варфоломей он опять же человек, не Бог, и деньги немалые, так почему бы и нет?… Даже представители Московского патриархата возможность такую в принципе не отрицают.

Хотя и они, и их украинские и «византийские» оппоненты дружно и в один голос утверждают, что церковь управляется не людьми, а напрямую Богом. Странно как-то, как же там тогда вообще такие и ещё более ужасные вещи происходят и происходили на всём протяжении истории существования всех церквей. У всех этих религиозных деятелей, причём на обоих сторонах данного конфликта, вообще серьёзные несостыковки в аргументации выходят, а пресса, включая в других историях вполне адекватную российскую, это же всё тоже подхватывает и несёт в массы, так сказать.

Причём, повторюсь, лозунги об управлении церковью напрямую божьей рукой или о наличии неких мировоззренческих конфликтов с украинскими «автокефальщиками» не выдерживают никакой критики. По сравнению с этим даже британские «аргументы и факты» по делу Скрипалей выглядят уже вполне себе приемлемо и научно.

Я не берусь как-то оценивать эту ситуацию с точки зрения верующих вообще, хотя сам таковым себя считаю. И к вере, и к религии, и к церкви подход у всех разный – для кого-то важна сама суть, а форма вторична, для иного именно форма преподнесения, обряды, участие в них и тому подобные вещи стоят на первом месте, и такие люди есть и их совсем немало.

Но как-то это всё выглядит нечистоплотно со стороны церкви вообще всей, без разделения на патриархаты, которые сейчас между собой и грызутся, то тут то там публично грозя взаимными проклятиями и преданиями анафеме, чем собственно значения всех этих высоких понятий сводят до уровня банального бытового скандала, если вообще не комедии в стиле Ильфа и Петрова. После всего этого уже так и тянет спросить: «… А почём же «опиум для народа», уважаемые?»… Хотя смешного здесь в реальности мало.

В последнее время в результате постепенного утрачивания христианских ценностей на западе, в том числе и западными ветвями христианских церквей, такими как католическая и протестантская, православное, то есть восточное направление Христианства, к счастью, оставалось главным хранителем и пропагандистом этих самых традиционных моральных устоев. И меня, как православного христианина, это не может не радовать.

Но одновременно, к моему огромному сожалению, в глазах наблюдающих за всем процессом так называемого раскола на Украине разумных людей, как мне кажется, сама Православная церковь, как институт, рискует сильно подорвать свой авторитет в целом. Причём это касается как стремящейся к автокефалии Украинской церкви, так и Российской Православной церкви под управлением Московского патриархата, и даже по не совсем адекватным причинам считающейся «Вселенской» византийской.

Церковь во всём этом конфликте настолько явно обнажает свои чисто материалистические интересы, что её представителям впоследствии может быть достаточно трудно убеждать паству в верховенстве духовных ценностей. Именно в этом я вижу главную опасность сложившейся сейчас ситуации. Российские СМИ хочется призвать к тому, чтобы к освещению этой так важной для нашей жизни и будущего темы они подходили более разумно и взвешенно. Возможно некоторые вещи лучше вообще не освещать, чем делать это тем способом, как они делают это сейчас.

В конце концов проблематика принципиального сохранения доверия к православной церкви сейчас для нашей страны и ближайших соседей точно более важный вопрос чем какое-то отравление где-то в Англии может быть и важнее чем катастрофа малайзийского Боинга, или конфликт на территории Сирии. Об этом уважаемым журналистам стоит подумать. Да и вопрос собственного авторитета российских СМИ, так поднявшегося за последнее время, тоже может встать на кон, если и здесь «официальный мэйнстрим» начнёт выдавать за действительное откровенную чушь, а всем, кто пытается возразить, просто будут пытаться затыкать рот, что, к сожалению, на некоторых публичных дискуссиях по этому вопросу уже происходило.

А церковь как-нибудь сама с собой пусть разберётся. Хотя, конечно, очень не хотелось бы, чтобы Православие в ближайшие годы деградировало и докатилось до плачевного состояния западных ветвей Христианства, фактически утратившего все свои изначальные ценности в угоду политике либерализма и так называемой толерантности ко всему тому, с чем как раз по изначальным Божьим заповедям мириться христианину, да и вообще верующему человеку никак не следует.

источник


СМИ — 2