18.04.2018      214      0
 

Нестор Махно о насильственной украинизации


Наркомвоенмор Троцкий, он же председатель Реввоенсовета, он же глава ТрансЧК по просьбе председателя ВЦИК В. Ульянова-Ленина организовал переброску Нестора Махно (тов. «Хмурого») на Украину.

В своих воспоминаниях, опубликованных в Париже в 1936 году ( Нестор Махно, ВОСПОМИНАНИЯ (в 3-х книгах), Париж, 1929, 1936-37. Репринт: Киев, изд. «Україна», 1991) сам Нестор Иванович писал о некоторых ярких моментах этого путешествия.

«… мне не советовали пробираться на Украину… по примеру других, сам уселся спокойно и по праву гражданина Германо-Немецкой Украины, проехал пикеты Красной Армии и немецкие пикеты…

… Я поджидал случая, что мне удастся попасть в вагон через дверь, и остался на месте посадки до самой ночи. Правда, оставались вагоны железнодорожных служащих, в которых место было, но немецкие власти запрещали им брать к себе пассажиров. Кроме того, железнодорожные служащие гетманского царства поделались такими «украинцами», что на вопросы, обращенные к ним на русском языке, совсем не отвечали.

… один из них подозвал и предупредил, чтобы я ни к кому не обращался со словом «товарищ», а говорил бы «шановний добродію» в противном случае я ни от кого ничего не добьюсь.

Я поразился этому требованию, но делать было нечего. И я, не владея своим родным украинским языком, принужденно должен был уродовать его так, в своих обращениях к окружавшим меня, что становилось стыдно…

Над этим явлением я несколько задумался и, скажу правду, оно вызвало во мне какую-то болезненную злость, и вот почему:

я поставил себе вопрос: от имени кого требуется от меня такая ломота языка, когда я его не знаю? Я понимал, что это требование исходит не от украинского трудового народа. Оно — требование тех фиктивных «украинцев», которые народились из-под грубого немецко-австро-венгерского юнкерства и старались подделаться под модный тон. Я был убежден, что для таких украинцев нужен был только украинский язык, а не полнота свободы Украины и населяющего ее трудового народа. Несмотря на то, что они внешне становились в позу друзей независимости Украины, внутренне они хватались, вместе со своим гетманом Скоропадским, за Вильгельма немецкого и Карла Австро-Венгерского, за их политику против революции. Эти «украинцы» не понимали одной простой истины: что свобода и независимость Украины совместимы только со свободой и независимостью населяющего ее трудового народа, без которого Украина — ничто…»

Интересно также его описание путешествия: везде на станциях и на паровозах красовались надписи «Deutsch-Vaterland» (немецкое отечество).

Диалог Махно с Лениным:

«…и попросите у него все, что вам нужно для нелегальной поездки на Украину. Он Вам укажет и надежный маршрут через границу.- Какую границу? — спросил я его.- Разве Вы не знаете? Теперь установлена между Россией и Украиной граница. Она охраняется немецкими войсками, — нервно сказал Ленин.- Да вы же считаете Украину «югом России» — заметил я ему.- Считать — одно, товарищ, а в жизни видеть — другое, — ответил Ленин».

Интересно также примечание Волина (издателя-анархиста), что революция на Украине продолжалась дольше из-за оккупации, гетманата и возникшими из-за этого крестьянскими восстаниями.

Источник


СМИ — 2