21.04.2018      92      0
 

Коллективное бессознательное. Ростислав Ищенко


Как известно, большое видится на расстоянии. Поэтому, чтобы лучше понять украинскую элиту следует посмотреть на действия и попытаться понять побудительные мотивы, той, исчезающе малой, части российской политической элиты, которую майдан ничему не научил и которая до сих пор мечтает вернуться в «благословенные» 90-е. Для этого обратимся к недавно прошедшим президентским выборам.

Оставим в стороне коммуно-монархистов. Здесь действительно «встретились два одиночества». С одной стороны маргинальные мечтатели о восстановлении СССР в течение одной ночи (в никогда не сущетвовашем идеализированном виде) и сторонники возрождения монархии (при том, что кандидатов в «законные цари» больше, чем собственно монархистов), а с другой – несчастный делец средней руки, искренне поверивший, что при помощи политтехнологов-аферистов, обещающих небо в алмазах за мелкий прайс, можно действительно на раз-два стать политиком всероссийского масштаба.

Провал право-лево-радикальной коалиции свидетельствует о слабости радикалов, а также невостребованности у населения «великих потрясений». И ни о чём более. Причём наиболее сообразительные вожди и вождики обоих лагерей знали это с самого начала. Поэтому и не стали баллотироваться сами, а выпустили вместо себя наивных неофитов. Самые умные должны были на этом ещё и неплохо заработать.

Для любого мало-мальски сообразительного человека сам факт «патриотической» коалиции правых и левых радикалов, да ещё и заточенной под малоизвестную фигуру, сменившую до этого несколько партий в бесплодных попытках прорваться во власть, свидетельствовал о слабости обеих сил. Левые и правые радикалы – естественные враги. В нормальной ситуации, каждая из этих сил пытается примкнуть к реально претендующим на власть партиям правого или левого центра, чтобы попасть в правительство в качестве младшего партнёра по коалиции. Если они объединяются против центра, это значит, что центр достаточно силён, чтобы сформировать власть без сомнительных попутчиков, ситуация в стране стабильна, «перемен» не «требуют наши сердца», и радикалам на выборах ловить нечего. Более-менее прилично выступить они могут только вместе и прикрывшись патриотическими лозунгами.

Гораздо интереснее феномен Ксении Анатольевны Собчак. Её можно сколько угодно называть «проектом Кремля». Десятки «свидетелей» могут заявлять, что лично видели как ей передавали «триллиарды евродолларов» «за раскол оппозиции». Но, опять таки, нормальному человеку понятно, что если либеральная оппозиция не расколота, не деморализована, если она что-то из себя представляет, то выход на выборы девушки Собчак ничего бы не решил. Ксения Анатольевна собрала бы сотые доли процента, а все «настоящие либералы» проголосовали бы за «настоящего оппозиционера».

Вряд ли хоть кто-то способный отличить ежа от ужа усомнится в том, что покойный Немцов и здравствующий Навальный были далеко не единственными (рискну сказать и не лучшими) кандидатами от оппозиции. Даже Касьянов, по сравнению с любым из них, политический тяжеловес – всё же многолетний премьер. То есть, и опыт есть, и достижения можно пощупать. А что кого-то на него похожего когда-то в интернете без штанов показывали, так можно подумать Собчак всё время в штанах ходит. По большому счёту либеральная оппозиция имеет достаточно большую скамейку запасных. Причём на ней сидят политики, далеко не каждый из которых так уж отвратителен народу, чтобы каких-то десять процентов голосов не собрать.

Но либеральная оппозиция в целом либо не пошла голосовать, либо проголосовала за Путина. Потому, что для подавляющего большинства адекватных людей (даже для либералов) понятно, что борьба на этих выборах шла не за президентский пост, а за судьбу России. Большинство же либералов, искренне считая, что России будет полезно интегрироваться в Запад и принять его ценности, всё же хотят именно добровольного и взаимовыгодного объединения с Западом, а не уничтожения своей собственной страны. Ну не хотят российские «дельцы и банкиры, владельцы заводов, газет, пароходов» переходить в состояние «всего лишь мальчиков при буфете на мирном пароходе «Гватемале». Наоборот, они всё более склоняются к тому, чтобы своих западных коллег определить в чистильщики сапог. А для этого необходимо сильное государство.

Чуть более процента Явлинского, за которого традиционно голосует именно та часть либеральной оппозиции, которая считает себя патриотичной и выступающей за сильную (но вестернизированную) Россию – подтверждение правильности данного тезиса. Обвал рейтингов самого Явлинского и его партии, как, впрочем и иных политических сил, 18 лет идёт параллельно росту поддержки Путина. Грубо говоря, нормального либерала, нормального коммуниста, нормального монархиста, нормального националиста и нормального неидеологизированного патриота Путин устраивает больше, чем лидеры собственных политических течений. Потому, что у каждого нормального гражданина России, каких бы политических взглядов он не придерживался, политические концепции служат лишь одной цели – обеспечению силы, авторитета и процветания России. И если Путин добивается в выполнении этой задачи лучшего из возможных результатов, то от добра добра не ищут.

Тем не менее Ксения Анатольевна собрала неплохой электоральный урожай. Её четвёртое место и 1,66% голосов означает, что программу Собчак поддержали свыше миллиона избирателей. Совсем неплохо для новичка, с неоднозначной репутацией, против которого агитировали гуру либеральной тусовки и в условиях, когда, как мы указали выше, большая адекватная часть либералов и так либо проголосовала за Путина, либо (если уж они его так не любили, что кушать не могли) просто не пошли на выборы.

Отметим, что не очень, как по мне, внятная программа Ксении Анатольевны оценивалась наблюдателями и избирателями как проамериканская, поскольку по ключевым спорным внешнеполитическим вопросам России предлагалось уступить или изменить позицию на более мягкую. Неважно, что по этому поводу думала сама Собчак, важно, как её воспринимал избиратель. Впрочем, я лично верю, что Ксения Анатольевна абсолютно искренне уверенна, что реализация её предложений принесла бы стране добро.

Если бы в этом же была уверенна и российская политическая элита (хотя бы треть от того числа, которое «патриоты» числят продажными компрадорами), Собчак получила бы серьёзную медийную поддержку (большей частью скрытую, но и явную тоже), а её результат вполне мог бы дойти до 10% (и даже превысить их), гарантировав ей третье место и давая возможность побороться за второе. Ещё раз повторю, людей, придерживающихся либеральных взглядов в стране процентов 15-20 активных избирателей и мобилизовать половину, а то и две трети от их числа элите вполне под силу. Результат Собчак оказался на порядок хуже.

Дело в том, что на примере Украины, а теперь уже и Европы (причём не только Восточной, но и Западной), а также на своём собственном опыте, российская элита увидела, что с Западом нельзя дружить и в Запад нельзя встроиться. Разговаривать с вами он будет ровно до тех пор, пока не сможет вас ограбить и убить. Поэтому, независимо от политических взглядов, конфессиональной принадлежности и сексуальной ориентации большая часть представителей элиты, из вполне шкурных соображений, предпочла поддержать Путина, как лидера, обеспечивающего международные интересы России, без установления жёсткого идеологизиованного режима и подавления инакомыслия внутри страны. У них просто нет альтернативы. Удайся им убрать Путина и их убьёт либо Запад, либо собственный народ.

Таким образом, Собчак была поддержана в основном теми избирателями, которые продолжают верить, что если Россия капитулирует перед Западом, то молочные реки с кисельными берегами потекут сами собой, а кружевные трусы будут раздаваться вагонами. Это совсем не обязательно наивные или глупые люди. В частности, Собчак трудно назвать наивной, глупой или плохо образованной. Весь её эпатаж (трактуемый многими как глупость) направлен на то, чтобы доказать, что она сама (без папы, мамы и Путина) способна быть вполне успешной (что, судя по всему, соответствует действительности).

Зато Ксения Анатольевна производит впечатление человека, абсолютно уверенного в том, что с ней всегда (при любых обстоятельствах) всё будет хорошо, просто потому, что не может быть плохо, уверенного в своей избранности. Отсюда и позиция, которую она отстаивала на выборах, предполагала, что нам не может плохо, если мы откажемся от защиты своих ценностей, потому что Запад нам плохо не сделает, мы же такие славные. И поддерживали эту позицию люди, которые (осознанно или подсознательно) разделяют это убеждение.

В России таких оказалось чуть более полутора процентов избирателей и это свидетельствует о прочности нынешней власти и об абсолютном доверии к ней народа лучше, чем любые проценты голосов, отданные за Путина. Российский избиратель не желает сдаваться.

А теперь обратим взор не Украину. Для начала все выборы в этой стране, как президентские, так и парламентские, показывали, что примерно 40-45% избирателей в основном верят в то, что полная капитуляция перед Западом, в виде выполнения его самых абсурдных требований (в соглашении об ассоциации ЕС потребовал от Украины не только повеситься, но ещё и заплатить за верёвку и ритуальные услуги) автоматически приведёт к процветанию. Результат Ющенко в 2004 и Тимошенко в 2010 году лишь на 2,5% уступал результату Януковича. Но Ющенко обещал избирателям не больше, не меньше, а вступление в ЕС чуть ли не через полгода после его избрания президентом, а Тимошенко обещала выполнить всё, невыполненное Ющенко и ещё облагодетельствовать украинцев сверх того. И тоже за счёт Запада, который ждёт не дождётся, когда же можно будет устроить рай на отдельно взятой украинской земле, только проклятые «пророссийские силы» ему мешают.

Казалось бы, поверить в такое мог только человек с задержкой психического развития, но половина избирателей Украины верила. Хуже того, верила в это вся украинская политическая элита поголовно. В том числе и та её часть, которая в электоральных целях позиционировала себя, как пророссийская. Их вера была более прагматичной, но и она не свидетельствовала о высоком интеллекте. Украинская элита исходила из того, что Запад сильнее России. И это на тот момент было правильно. Далее она считала, что Запад всегда будет стараться уничтожить Россию. Это было не так очевидно, но в конечном итоге так и сложилось. А вот следующий из всего этого вывод потрясал отсутствием логики. Финансово-политическая верхушка Украины почему-то пребывала в глубокой уверенности, что исключительно за декларативную русофобию, Запад лично их будет холить, лелеять и содержать за свой счёт. А на вопрос не проще ли Западу будет их убить и ограбить, когда у них за спиной не будет сильной России, они, в лучших украинских традициях спрашивали: «А нас за що?»

Они, как и 1,5% российских избирателей, были абсолютно уверенны, что какие бы политические или природные катаклизмы ни потрясали планету, лично с ними ничего плохого случиться не может, они же няши и на стороне добра (или, по крайней мере, силы). Оценивая будущее, они экстраполировали в него настоящее чисто механически. То есть, если сегодня тебе дают приз за предательство России, то этот же приз тебе будут давать и завтра, независимо от того, что будет с Россией, какой она будет, будет ли вообще, и каковы будут её отношения с Западом. То есть, тебе дают приз за то, чтобы ты изменил неудобную для дающего ситуацию. Но ты ожидаешь, что когда ситуация изменится и он в твоих услугах нуждаться не будет, а ты будешь от него полностью зависеть, приз (в благодарность за прошлые услуги) всё равно будет выдаваться и даже увеличится.

Ещё раз подчеркну, что в состоянии подобной неадекватности находилась, как минимум, половина украинских избирателей и вся финансово-политическая элита поголовно. Люди с радостью были готовы разорвать выгоднейшие политические и экономические связи с Россией, считая, что Запад компенсирует все потери и ещё доплатит. Почему? Потому, что не любит Россию и желает ей погибели.

На деле Запад желал только, чтобы Россия признала его руководящую роль и, себе в ущерб, позволила Западу распоряжаться своими богатствами. В обмен на добровольный вассалитет Москвы, Запад был даже готов забыть о независимости республик, признав особые права России на территории бывшего СССР. Это концепция, которую вполне серьёзно продвигал Клинтон в свою первую каденцию и которой до него придерживался Буш-старший. И это было разумно. Почему бы не обменять никому не нужный контроль над порубежными дикарями, на добровольное самоограничение России и допуск Запада к контролю её богатств. Впрочем, аппетит приходит во время еды и к концу второго срока Клинтона Запад решил, что может взять всё, ничем не поступаясь, а Буш-младший попытался эту концепцию реализовать.

В любом варианте, Запад совершенно не планировал интегрировать в ряды собственной элиты лимитрофных царьков и их прихлебателей, обогатившихся на разорении собственных народов и уничтожении собственных государств. Наоборот, как только в них исчезала практическая польза (а она исчезала в момент нейтрализации России или в момент распада очередного приграничного бантустана, не вынесшего западного благополучия), эти разбухшие от наворованного бандиты становились первыми в очереди на забой.

Но украинская элита, насколько бы хуже ей не становилось от сотрудничества с Западом, не желала верить в то, что никто в США и ЕС не станет оплачивать их благоденствие. Они считали, что это временные трудности, которые надо пережить и, на радость и к удивлению того же Запада, вдохновенно уничтожали друг друга под лозунгом «умри ты сегодня, а я завтра». Ведь дверь в «цивилизованный мир» была совсем рядом – рукой подать. Надо только дождаться того момента, когда она приоткроется и юркнуть в щёлочку, отталкивая коллег-конкурентов. Так что, чем меньше их к тому моменту останется, тем лучше.

Как мы знаем, кое что в планах украинской элиты пошло не так. Россия выстояла и начала активно теснить Запад на мировой арене. При этом быстро выяснилось, что как союзник, Киев яйца выеденного не стоит. Он готов много кричать, устраивать любые провокации. Но кормить его, поить его и воевать за него должен именно Запад. В США и в Европе отродясь не встречали столь наглых холопов. Вместо того чтобы заботиться о хозяине, они требовали заботы от хозяина. В Вашингтоне и в Брюсселе быстро пришли к выводу, что Украина, если на что и годится, то исключительно в качестве расходного материала. Многие там теперь искренне считают, что Россия умышленно имитировала заинтересованность в Украине, чтобы вызвать ответный интерес Запада и подсунуть ему негодный товар. Впрочем, в Киеве многие майданные активисты тоже уверенны, что майдан организовал им Путин, чтобы отнять Крым, построить «Северный поток – 2» и «Турецкий поток», а сами они просто мимо проходили.

Как бы там ни было, а интересы и повадки украинской элиты в очередной раз совпали с интересами Запада. Теперь последний ничего не имеет против её ликвидации, с тем, чтобы прикарманенные ею активы (в основном находящиеся в юрисдикции Запада) полностью перешли в его владение. Поэтому его полностью устраивает самоедство украинской элиты. Всегда проще добить последнего жирного паука, уже пожравшего своих товарищей, чем ловить всю стаю по одному.

Сегодняшние трепыхания киевских элитариев, вдохновенно дискутирующих о шансах одного или другого кандидата на президентских выборах (до которых ещё год ждать) – всего лишь рябь на поверхности омута, в котором они уже утонули, хоть ещё этого и не знают. Они потеряли контроль над страной, которая обеспечила их благополучие. Они уничтожили им же принадлежащую экономику. Они порвали все связи с теми, кто их мог бы спасти. Они до сих пор ждут приглашения интегрироваться в Запад (каждый индивидуального). Им даже в голову не приходит, что они могут оказаться никому не нужны.

Мартовские, 2018 года выборы в России показали, что слепо верующих в собственную избранность и цивилизованность, достаточную, чтобы быть своим на Западе, даже, если России не будет, в стране чуть больше полутора процентов. Даже, если бы результат был раз в пять хуже, он всё равно, на общемировом фоне, был бы блестящим. На Украине таких не меньше половины +. И что совсем катастрофично – весь правящий класс. Это приговор. Причём не только элите, но и народу, и государству.

Ростислав Ищенко

Источник


СМИ — 2