Карл Шуман: Фильм почти про меня…


Смотрю «Трюкача». Впервые с давних тех пор, когда увидел его впервые. Сто лет назад. Вернее, 35. Ещё, кажется, в Курске. Сказать, что этот фильм сыграл в моей жизни некоторую роль — ничего не сказать. Он свёл меня с ума. Тот ещё, порезанный советскими цензорами, в котором не стыковались сюжетные линии, да и многое было непонятно — американская неведомая жизнь.

Сказка. Замечательно лживая сказка про кино. Про мир зазеркалья, где всё так прекрасно, что кружилась голова и замирало сердце. А на экране паренёк Счастливчик, уворачиваясь от ментовской погони попадал в этот прекрасный мир и обретал невероятно близких людей. Тогда у меня тоже было не всё в порядке с ментами. И я убежал из своего города, что бы не сесть. И всё наложилось — парень — никто-звать-никак, готовый рисковать, и больше ничего не умеющий, в поисках счастья рванул через полстраны в город-сказку того времени, в Питер.

И получилось, как в кино — я попал в этот мир. Не сразу, но попал. И в том мире обнаружилась масса поправок. Вместо поджарого Питера О’Тула пузатый Сергей Соловьёв, вместо моментальных стыков — долгое ожидание, бесконечное выставление света, сквозняки и неустроенность площадок. И даже центральный трюк фильма довелось увидеть воочию — в Праге, году в 96-м, Витька Иванов выскочил через перила моста на «заряженной» Волге и выпрыгнул налету…

Фильм почти про меня. Хотя, на самом деле всё в жизни не так, как в кино. И уж точно я не герой и не Счастливчик, но ни о чём не жалею.
Ни о чём.

Карл Шуман

© 2017 Реальные новости