Грузия делает первый шаг навстречу России


Народ Грузии потребовал от политической элиты восстановления дружественных отношений с Россией

В Тбилиси состоялся многотысячный марш оппозиционной партии «Альянс патриотов Грузии». Среди заявленных участниками акции требований была нормализация отношений с Россией, а также улучшение социальных условий.

Грузинские депутаты едут в Москву

Также стало известно, что депутаты грузинского парламента от «Альянса патриотов» Ада Маршания, Георгий Ломия и Нато Чхеидзе 2 октября 2017 года отправились в Москву, где у них запланированы встречи с коллегами – российскими парламентариями. Это уже второй за два с половиной десятилетия дружеский визит грузинских депутатов в Россию. Первый состоялся в июле 2017 года. В ходе него представители двух стран договорились о создании неформальной парламентской группы дружбы. Также грузинские депутаты выступили с предложением провести трёхсторонние переговоры в формате «Россия – Грузия – НАТО». Однако эта инициатива подверглась объективной и аргументированной критике со стороны непарламентских грузинских кругов, также выступающих за восстановление отношений с Москвой.

Так, экс-спикер парламента Грузии, лидер политической партии «Демократическое движение – Единая Грузия» Нино Бурджанадзе заявила, что поддерживает инициативы по нормализации грузинско-российских отношений, но скептически относится к визитам в Москву представителей «Альянса патриотов».

«Я всегда за прямой диалог. Я всегда за то, чтобы как можно больше людей разговаривали с российскими представителями. Я была единственным человеком, который поприветствовал визит «Патриотов» в Россию. Но сейчас я могу честно сказать, что очень скептически смотрю на их визиты. Ведь когда ты приезжаешь в Москву и начинаешь говорить о том, что нужно создать трехсторонний формат НАТО – Россия – Грузия, для меня абсолютно четко и ясно, что это неправильная позиция. Это для русских совершенно неприемлемая позиция», – объяснила свою точку зрения политик.

Несмотря на то, что «Альянс патриотов Грузии» пока достаточно слабо представлен в парламенте страны и имеет всего 6 депутатских мандатов из 150, в его лице грузинский народ делает первые, пусть и достаточно робкие шаги, в сторону нормализации отношений с Россией. Следует сказать, что запрос на диалог с Москвой в грузинском обществе с каждым годом приобретает всё большую актуальность и поддержку. Краеугольным камнем по-прежнему остаётся вопрос Южной Осетии и Абхазии, независимость которых Россия признала в августе 2008 года после отражения развязанной режимом Михаила Саакашвили военной агрессии.

«Мы отправляемся только в Москву. Состав делегации такой же, как и в первый раз. Главной темой разговора для нас всегда будет, куда бы мы ни приехали, тем более в Москву, это наши территории – наш Сухуми и наш Цхинвали», – заявила представитель грузинской делегации Ада Маршания.

Грузинские элиты против независимости Грузии

Историческая и духовная близость двух православных народов – русского и грузинского, которая в конце XVIII – начале XIX столетий привела к добровольному вхождению Грузии в состав Российской империи, подверглась серьёзным испытаниям в результате безответственных действий политиков рубежа XX – XXI веков. Разрыв отношений между Тбилиси и Москвой после августовской трагедии 2008 года стал прямым следствием откровенно русофобской и ксенофобской политики, которую последовательно проводили все руководители независимой Грузии, начиная от бывшего диссидента Гамсахурдия и бывшего советского партийного функционера Шеварнадзе до «американского мальчика» Саакашвили. Однако действия грузинской политической элиты, которая, прикрываясь лозунгами независимости, достаточно быстро отдала суверенитет страны на откуп геополитическим амбициям глобального Запада, шли и продолжают идти вразрез с интересами грузинского народа и грузинского государства.

Интересно в этом отношении мнение уже упомянутой Нино Бурджанадзе, которая с 2001 по 2008 годы являлась спикером парламента Грузии.

– …Я просто была шокирована, насколько грузинская политическая элита превратилась в рабов даже не западной какой-то конъюнктуры, а определенных кругов Соединенных Штатов – например, Маккейна и его команды, потому что ни один нормальный западный политик не говорит нам, что мы не должны говорить с абхазами, осетинами или русскими, – заявила политик в интервью изданию «Эхо Кавказа» в августе 2017 года.

– То есть, вот это рабство, которое сейчас существует в грузинской политической элите, рабство так называемой моды на Запад и на мнимые, а не на истинные западные ценности, – это трагедия моего государства, – резюмировала Бурджанадзе.

Казалось, что уход в ноябре 2013 года с грузинской политической сцены Михаила Саакашвили способен изменить ситуацию и направить ее в более конструктивное русло. Однако новое грузинское политическое руководство в лице Георгия Маргвелашвили и правящей коалиции «Грузинская мечта», несмотря на жесткое оппонирование Саакашвили по многим вопросам внутренней политики, сохранило прежний внешнеполитический курс на интеграцию в евроатлантические структуры и конфронтацию с Россией в связи с ситуацией вокруг Цхинвала и Сухуми. За последние годы, несмотря на заметное снижение военной напряжённости, американское влияние в Грузии значительно усилилось. Дипломатические отношения между Тбилиси и Москвой так и не восстановлены в полном объёме из-за нежелания Грузии признавать объективный факт обретения Южной Осетией и Абхазией политической самостоятельности в результате преступных действий режима Саакашвили.

Возникает закономерный вопрос, насколько отдалённой является перспектива восстановления отношений между Грузией и Россией? Восстановления отношений сначала в политическом, культурном и экономическом аспектах, а затем и в геополитической составляющей, так как присутствие военных баз НАТО в Закавказье для России, мягко выражаясь, неприемлемо.

Вернет ли Россия Южную Осетию и Абхазию?

Этим вопросом в Грузии задаются многие – не только политики как условно пророссийского, так и антироссийского толка, но и простые граждане, находящиеся под определенным информационно-пропагандистским воздействием.

Начнем с того, что аналогичная постановка вопроса не совсем корректна. Невозможно вернуть то, что ты не забирал и брать в общем-то не собираешься. В вопросе так называемого «восстановления территориальной целостности Грузии» Москва вот уже почти десять лет оставляет для Тбилиси возможность диалога. С одной стороны, наша страна признаёт независимость и всячески оказывает поддержку Абхазии и Южной Осетии, но в то же время не интегрирует эти республики в свой состав.

Позиция России состоит в том, что Грузия должна сесть за стол переговоров с представителями Абхазии и Южной Осетии, в ходе которых должно быть выработано взаимоприемлемое решение проблемы с учётом мнений и интересов всех сторон. Вместе с тем, Россия однозначно даёт понять, что не позволит никому реализовать силовой сценарий в отношении Цхинвала и Сухуми и устроить геноцид осетинского или абхазского народов.

Иными словами, если Грузия рассчитывает в исторической перспективе вернуть в свой состав утраченные территории, она должна ориентироваться не на рекомендации от западных кредиторов, которые спят и видят, как бы эффективнее разжечь конфликт в южном подбрюшье России, а на длительный политический процесс, который может занять годы и даже десятилетия. Способствовать этому будет лишь приход к власти в Грузии адекватного политического руководства, ставящего во главу угла интересы грузинского народа и государства, а не заглядывающего в рот заокеанским сюзеренам.

Источник

© 2017 Реальные новости