Андрей Яловенко: Мама…


Она все чаще стала о чем-то задумываться и все реже улыбаться. Сидит на скамейке о чем-то своем, не веселом.
Иногда, когда захожу к ней в гости, она отводит взгляд от новостей телезомбоящика и смотрит на меня широкими от ужаса глазами. В них все — и боль, и разочарование, и недоумение, и немой вопрос.

Я не выдерживаю этот взгляд, отвожу глаза, стою молча. Потому что в такие минуты вдруг остро, до бездонной пропасти в груди, понимаешь что все слова, звуки, ничто — пыль. И извинения будут нелепы и жалки. Как ей это все объяснить: что стало с людьми, почему они сходят с ума? Почему мир превратился в зловонную аморальную клоаку? Или почему я, здравомыслящий мужик, ничего не могу сделать?

11722347

Да и кто выдержит этот взгляд за которым вся ее жизнь: голод, война, разруха, нищета, Сталин, Хрущевщина, пятилетки, ударные стройки, перестройка, развал СССР… Ее поколение сносило тяготы и лишения с одной только мыслью, что следующее поколение будет жить счастливо… и строили, строили, строили… Чтобы мы, это поколение, потом все похерили, просрали, разбазарили…

БЕССИЛИЕ — это самая жестокая мука. Она не глушится ничем, ни водкой, ни наркотой, нет от нее обезболивающего… Оно ноет и болит… болит и ноет…ноет и болит… Иногда оно взрывается в груди сполохами безумной ярости, гнева и злости, возбуждая ненасытную жажду действий. Доколе? Где эти цепи, которые рвать? Но нет цепей, все опутано липкой тонкой паутиной лжи и порока. Цепи тяжело, но можно порвать, паутину — нет. И…опять бессилие…

Прости, мам, если бы я только смог…Я бы не пожалел своей жизни, чтобы уничтожить всю эту груду мерзопакостной нечисти, этих сволочей и ублюдков с ненасытными утробами, потерявшие человеческий облик и всякий страх перед людьми и Судом Божьим. Лишь бы дать тебе то, что ты заслужила — покой и безмятежную старость…

Но их стало слишком много… Вот почему ноет и болит…болит и ноет…

Андрей Яловенко

© 2017 Реальные новости