Как МиГ-15 американцев уму-разуму учил


Столкновение в небе Кореи двух уникальных машин, советского МиГ-15 и американского F-86 «Сейбр» перевернуло страницу книги историй воздушных боев. Скорости, до недавнего момента недоступные для боевых самолетов с появлением реактивных истребителей сулили огромные возможности для перехвата и уничтожения воздушных целей.

Полигон

Корея стала одним из первых локальных конфликтов, в ходе которых американская авиация начала отрабатывать тактику, ставшую известной на весь мир. Стоит сказать, что особенных изменений в тактике уничтожения противника американские военные не внесли. Массированные авиационные налеты и бомбардировки успешно «перекочевали» из Второй Мировой во все последующие конфликты. Однако американские В-29 не чувствовали себя в небе Кореи комфортно. Даже многочисленный экскорт из истребителей не гарантировал безопасности американским летчикам. По своему характеру противостояние реактивных истребителей советского производства с американским «конвоем», охранявшим бомбардировщики словно цепные псы, правильнее сравнивать не с «собачьими схватками» Второй Мировой, а с воздушными боями на заре авиации.

Эксперты поясняют, что Первая Мировая война в этом случае вспоминается не случайно. Тогда первые самолеты, построенные с учетом возможностей и технических решений фактически перевернули характер боевых действий. В небе Кореи схватка воздушные бои с участием первых, несовершенных, но качественно иных реактивных истребителей, имели столь же революционный характер. Специалисты отмечают, что уязвимость американских бомбардировщиков и вероятность их поражения со вступлением в боевые действия истребителей МиГ-15 вплотную приблизилась к единице.

Опыт бомбардировок американскими самолетами Дрездена, и японских городов до применения атомной бомбы в этом случае в расчет не принимался : активное противодействие и грамотно обученные летчики на скоростях, вдвое, а то и втрое превышавших привычные атаковали бомбардировщики неожиданно, и даже несколько десятков истребителей сопровождения помочь делу не могли.

Первый реактивный

Истребитель МиГ-15 справедливо называют первым не только по факту разработки и массового производства этой машины, но и по количеству попутных технических решений. Помимо специально разработанной формы разборного фюзеляжа, который за удобство сборки/разборки очень полюбился техсоставу, и стреловидного крыла, в МиГ-15 был реализован целый комплекс мер для эффективного использования самолета в бою. Главным действующим лицом в кабине самолета по-прежнему оставался летчик, и надо признать, успешных и результативных летчиков-асов, имевших успехи еще в воздушных боях Великой Отечественной, советское командование берегло.

Еще один самолет можно построить и отправить к месту несения службы, а вот вырастить и обучить настоящего летчика — задача посложнее. Для того, чтобы в случае повреждения машины летчик мог эвакуироваться быстро и без вреда для здоровья, впервые в авиационной практике штатно в истребитель стали устанавливать специальное кресло-катапульту. Оно позволяло покидать подбитую машину практически на любых скоростях без риска быть прижатым набегающим потоком воздуха.

Помимо мощного авиационного двигателя и фюзеляжа, спроектированного специальным образом, у МиГ-15 был целый ряд преимуществ перед самолетами F-80 и F-84, прикрывавшими В-29 в корейском небе до появления «Сейбров». По основным характеристикам, МиГ-15 и «Сейбр» были сопоставимы друг с другом. Имели примерно одинаковую максимальную скорость, похожую стреловидность и конструкцию крыла. Однако отличий двух первенцев реактивной эры друг от друга тоже хватало. Помимо тонкостей конструкции, одно из отличий «Сейбра» касалось и оснащения летчиков специальными противоперегрузочными костюмами, которых советские летчики были лишены.

Однако возможность бросать машину на запредельные углы атаки делу помогала не сильно: более легкие МиГ-15 имели бОльшую скороподъемность, и советские летчики легко проделывали «горку» с набором высоты, и затем атаковали «Сейбры» сверху. Несмотря на то, из первой схватки двух реактивных машин победителем вышел американец, ответ не заставил себя долго ждать. Первую победу над американским F-86 27 декабря 1950 года одержал советский летчик, гвардии капитан Иван Юркевич.

Пушки к бою!

Главным достоинством МиГ-15 было вооружение. Американские летчики признавались в своих книгах, что попадание пары снарядов калибра 23-мм было смертельным для всех американских истребителей, включая «Сейбры». Помимо истребителей противника пушечное вооружение МиГ-15 из двух орудий 23-мм и одной 37-мм пушки с большой эффективностью применялось и против бомбардировщиков. Историки поясняют, что один заход звена истребителей на цель для экипажей В-29 становился последним. Шесть крупнокалиберных пулеметов на борту «Сейбра» калибром 12,7 мм представляли для МиГ-15 не меньшую опасность, прежде всего, из-за высокого темпа стрельбы. Однако по своей эффективности они оказались куда хуже — МиГ-15 мог пережить попадание 20-30 снарядов и выйти из-под удара.

Специалисты отмечают, что за время боевой работы были случаи, когда МиГ-15 возвращались на аэродромы, имея по 80 и даже 100 пробоин в фюзеляже. Однако еще до начала боевых действий в Корее разработчик МиГ-15 подготовил и построил улучшенную версию легкого советского истребителя. МиГ-15БИС обладал возросшими, по сравнению с «базовой» моделью показатели. Тяга двигателя и скоростные характеристики возросли на 20%, а бортовое вооружение улучшили, установив пушки с повышенной скорострельностью и возросшей кучностью стрельбы. Помимо прочего, МиГ-15БИС получил и более эффективные тормозные щитки. По сравнению с обычной версией МиГ-15 тормозные щитки версии БИС имели увеличенную площадь, что позволяло использовать истребитель на предельных режимах полёта.

Несмотря на то, что действовать советским истребителям в Корее приходилось в условиях численного превосходства американских истребителей, результативность советских летчиков потрясала даже опытных военных, а фамилии таких советских летчиков как Крамаренко, Сутягин, Пепеляев, Лобов, Алелюхин, Пономарев и Сморчков знают даже нынешние пилоты американских ВВС. Всего, по оценкам историков, за время боевой работы советские летчики уничтожили 1097 самолетов противника, 647 из которых составляют истребители F-86 «Сейбр», и еще 62 — бомбардировщики В-29 «Суперфортресс». 64-й истребительный авиационный корпус, в составе которого действовали летчики на истребителях МиГ-15, за время боевых действий в Корее потерял всего 319 машин.

По итогам боевой работы секретными указами 22 советских летчика были удостоены звания Герой Советского Союза. Однако главный урок из противостояния в Корее вынесли американцы. Командование не только военно-воздушных сил, но и Вооруженных сил США в целом, включая высшее политическое руководство страны внезапно осознало, что если 150-200 хорошо обученных летчиков на современных истребителях могут сотворить такое, то о полномасштабном воздушном нападении на Советский Союз не может быть и речи.

Дмитрий Юров

© 2017 Реальные новости